Ministries

Внешнеполитический блок послания: Казахстан дал понять, что не поддастся давлению

Написал (ла) , 0 , Категории:

При всей лаконичности и традиционности формулировок внешнеполитическая повестка послания президента народу Казахстана дала богатую пищу для интерпретаций и поиска скрытых смыслов и подтекстов – быть может, даже тех, которые и не подразумевали разработчики этого блока, считает опрошенные IQ-клубом эксперты.

Напомним, что в качестве основных внешнеполитических партнеров Казахстана Нурсултан Назарбаев традиционно назвал Россию, отношения с которой, убежден казахстанский лидер, являются эталонными, Евразийский экономический союз, станы Центральной Азии, Китай, США и Европейский союз.

Помимо этого, казахстанский лидер сделал акцент на необходимости адаптации внешней политики страны к «непростым современным условиям» и на «продвижении национальных интересов на принципах прагматизма».

То, что ничего не изменилось – это уже большая новость

Политолог, председатель Попечительского совета Transparency Kazakhstan Марат Шибутов отмечает, что в международном блоке послания президент в очередной раз обозначил уже действующие, важные и актуальные, с его точки зрения, векторы казахстанской внешней политики:

«В принципе там ничего не изменилось – но с другой стороны, это тоже большая новость. То, что Казахстан действует согласно уже сложившимся внешнеполитическим приоритетам, не меняет их – это уже очень интересно. Были же в последнее время слухи о том, что отношения между Казахстаном и Россией охладились из-за санкций. Что с Китаем или США Казахстан, напротив, сблизился. Однако президент дал понять, что все осталось по-прежнему. Это уже хорошо», - поясняет политолог.

Что касается тезиса о «продвижении национальных интересов на принципах прагматизма», то, по мнению М. Шибутова, это может быть истолковано как сигнал Казахстана внешним игрокам о том, что он не намерен поддаваться давлению.

«Давлению из-за каких-то идеологических установок. Мы должны руководствоваться нашими реальными военно-политическими и экономическими интересами – что это нам принесет – а не руководствоваться моральными, псевдоморальными и идеологическими мотивами. Мы должны исходить только из реальности. И это сигнал всем. Тем самым мы говорим нашим партнерам: «Вот вы ссоритесь, потом миритесь, а мы что, должны туда-сюда бегать?». Мы дружим и с теми, и с другими, не хотим противостоять ни тем, ни другим. Я думаю, что то, что все остается по-прежнему, и мы не влезаем в войны ни на чьей стороне – это определенное заявление для внешних игроков», - подытоживает М. Шибутов.

Посыл президента - привлекательность евразийской интеграции для руководства страны не пострадала

Политолог, декан Школы государственной и общественной политики и права Алматы Менеджмент Университет Аскар Нурша указывает на то, что хотя в документе соблюдена традиционная для выступлений казахстанского лидера расстановка акцентов во внешней политике «соседи на первом месте» – отношения Казахстана с Россией, странами Центральной Азии и Китаем, как обычно, названы в качестве приоритетных, и только затем следует сотрудничество со странами Европейского союза и США – однако, если рассмотреть первую «тройку» страновых приоритетов, то внутри нее Китай и страны Центральной Азии поменялись местами.

«Например, в послании 2008 года говорилось следующее: «Мы должны и далее укреплять экономические и политическое сотрудничество с Россией, Китаем, государствами Центральной Азии» и уже после этого «в целях укрепления безопасности в Центральной Азии расширять конструктивное взаимодействие с США, ЕС и НАТО». Схожим образом, в Концепции внешней политики РК на 2014-2020 годы в разделе страновые и региональные приоритеты после России идет Китай, и только после этого Центральная Азия. В нынешнем послании страны Центральной Азии поставлены впереди Китая», - обращает внимание эксперт.

Как отмечает А. Нурша, с одной стороны, это подчеркивает прогресс, достигнутый за последние два года в отношениях с центрально-азиатскими государствами, как на двусторонней основе, так и на пятистороннем уровне. С другой стороны, по мнению эксперта, возможно, президент не захотел «выпячивать» отношения с Китаем, развивающиеся сегодня очень быстрыми темпами – динамично и системно. Политолог напоминает, в частности, что объемы торговли Казахстана с КНР значительно перевешивают аналогичные показатели на центрально-азиатском направлении.

«Как и прежде в тексте послания использованы очень емкие и выверенные характеристики к каждому из внешнеполитических векторов Казахстана. Заметим, президент не в первый раз говорит о том, что отношения Казахстана с Россией являются эталоном межгосударственных связей. Однако, видимо, было желание именно в тексте послания подчеркнуть особый характер наших отношений с Россией.

Следующим по значимости упомянут Евразийский экономический союз. Приверженность Казахстана и главы государства экономической интеграции в рамках этого объединения ни для кого не секрет – это вполне ожидаемая и привычная формулировка. Однако на фоне роста критики в отношении ЕАЭС, влияния антироссийских санкций на процесс ослабления тенге, слова президента, очевидно, направлены на то, чтобы успокоить и население, и инвесторов. Глава государства подчеркивает, что Казахстан ничего страшного в этих процессах для себя не видит и продолжает курс на евразийскую интеграцию. Посыл президента - привлекательность евразийской интеграции для руководства страны не пострадала», - поясняет эксперт.

Эксперт напоминает, что программа «Один пояс, один путь» фигурировала и раньше в президентских обращениях как «Экономический пояс Шелкового пути», поэтому, видимо, составители внешнеполитического блока послания посчитали важным обновить формулировки. Также А. Нурша обращает внимание на то, что в нынешнем послании Европейский союз был, наконец, признан крупнейшим торговым и инвестиционным партнером Казахстана.

«Действительно, когда мы говорим о двустороннем уровне, для Казахстана торговым партнером № 1 является Россия. Однако на протяжении последних пяти и более лет торгово-экономические связи со странами ЕС в совокупности – как единого актора – перевешивают торговлю с Россией и Китаем вместе взятыми. В докризисные годы торговля с ЕС достигала 53 млрд долларов. Сегодня эта цифра заметно скромнее, тем не менее, роль ЕС как крупнейшего торгового партнера Казахстана очевидна, и на этот раз она была признана», - подчеркивает эксперт.

Прагматизм для Казахстана сегодня это ровно то же самое, что и пять лет назад

Что касается заявления президента о том, что «в непростых современных условиях внешняя политика РК требует адаптации и продвижения национальных интересов на принципах прагматизма», то, по замечанию А. Нурши, это далеко не новый тезис – уже больше десяти лет он является ключевым в казахстанском внешнеполитическом дискурсе.

«Однако с учетом того, что происходит сегодня в мире, на евразийском континенте, в отношениях между Россией и Западом, он приобретает новое звучание и играет несколько иными красками. Одни хотят в этом видеть подтверждение тому, что Казахстан сохранит курс на многовекторность и будет продолжать стратегическое партнерство и торгово-экономическое сотрудничество со странами Запада. Но я бы сказал, что не стоит наделять эту формулировку большим значением, чем разработчики этого блока послания, возможно, хотели в него вложить», - говорит политолог.

«Казахстан и ранее был приверженным многовекторной политике – это отнюдь не открытие. Прагматизм для него сегодня означает ровно то же самое, что и лет пять назад. Мы не отходили от курса на многовекторность, и в то же время у нас не было разрыва отношений ни с Россией, ни со странами Запада, чтобы говорить о том, что мы делаем совершенно новые акценты. Таким образом, в целом, на мой взгляд, внешнеполитическая повестка нынешнего послания серьезно не изменилась, внешнеполитические приоритеты Казахстана в целом остались неизменными, а говорить о системном характере корректировок, как о свершившемся факте, рановато», - резюмирует А. Нурша.

Центрально-азиатский вектор переоценен

Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов отмечает, что обозначенный в послании порядок внешнеполитических приоритетов отражает уровень и характер отношений Казахстана со всеми перечисленными странами и регионами, за исключением, пожалуй, Центральной Азии.

«Со странами центрально-азиатского региона у нас довольно невысокий уровень отношений. Это говорит не столько о специфике Казахстана, хотя и не без этого (в основном мы торгуем нефтью, главные потребители которой - страны дальнего зарубежья), сколько о слабых внутрирегиональных связях. Практически такая же картина наблюдается у других четырёх стран ЦА. Поэтому включение региона в приоритетный список говорит, прежде всего, о завышенных ожиданиях Астаны», - считает З. Каражанов.

В то же время он констатирует прогресс в развитии сотрудничества в Центральной Азии, что заметно по интенсивности встреч и взаимных визитов.

«Однозначно, это позитивная тенденция, так как многие проблемы, с которыми сталкивается Казахстан, трудно решить без соседей по региону. Водная проблема, Арал, транзит грузов, наркотрафик, безопасность и т.д. Кроме того, в ЦА для нас открываются возможности: сырьевая база, дешёвая рабочая сила, энергетика, армия потребителей. Показательно, что аналогичные настроения сегодня мы видим не только в Астане, но и в других столицах Центральной Азии», - говорит политолог.

Астана намерена остаться «над схваткой»

Ничего удивительного в том, что именно Россия возглавила «астанинский список» З. Каражанов не видит.

«Это наш крупный партнёр на всех треках: в торговле, экономике, инвестициях. У нас доверительные отношения, которые позволяют быстро решать многие вопросы. Поэтому отношения между нашими странами, действительно, можно назвать эталонными», - подчеркивает эксперт.

Прежней остается и приверженность Казахстана евразийской интеграции, несмотря на возникающие время от времени проблемы в торговле.

«Здесь нет ничего критичного. Похожие инциденты случаются и в других интеграционных объединениях. И, конечно же, здесь нет никаких признаков торговых войн, так как их задача обычно заключается в нанесении ущерба другому государству. Такой цели ни Казахстан, ни Россия, разумеется, не преследуют. Скорее всего, наши страны пытаются защитить свои экономические интересы, но делают это не очень корректно. Это уже вопрос к совершенствованию интеграционного объединения. Чем более оно развито, тем реже возникают подобные факты», - поясняет З. Каражанов.

Перечисление других внешнеполитических партнеров – Китая, США, ЕС – свидетельствует о том, что Казахстан продолжит балансировать в рамках многовекторной политики, несмотря на то, что делать это становится все труднее и труднее, констатирует политолог.

«Оптимально сохранить тот курс, который проводила Астана все эти годы: избегать конфронтации с одним из участников конфликта, поддерживать стабильность тех отношений, которые у нас уже сложились: с США и Европой - партнерские, а с Россией - союзнические. К счастью, мы можем пока сохранять статус-кво, хотя с каждым разом это все сложнее. Но исторический опыт подсказывает нам, что в подобных обстоятельствах выигрывают те, кто сохранял непредвзятую и прагматичную позицию, был «над схваткой», а не одним из её участников», - заключает З. Каражанов.


Жанар Тулиндинова