Ministries

Олигархат Центральной Азии: итоги и уроки

Написал (ла) , 0 , Категории:

Олигархи Центральной Азии – кто они? Пассионарии, обладающие потенциалом для прогрессивных социальных преобразований, или «пасынки» власти, чей ресурс используется для решения тактических и стратегических задач? На этот вопрос пытались ответить участники круглого стола «Олигархат в странах постсоветской Центральной Азии: итоги и уроки», состоявшегося по инициативе Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН при поддержке Политологического Центра «Север-Юг».

 

Интерес к теме «социальной миссии» олигархов на постсоветском пространстве проявился на рубеже XX и XXI веков. В тот период в социумах ряда независимых государств впервые воплотились в реальность факты столкновения интересов элит, когда молодые управленцы и банкиры, будучи вовлеченными во власть, вставали под оппозиционные знамена, позиционируя себя главным «фактором общественно-политического драйва», а после властью же и отвергались.  

Такова в обобщенном и упрощенном виде фабула периода становления постсоветского олигархата. О том, как происходила эволюция классового сознания и в какие трансформации она вылилась, вели дискуссию российские ученые и эксперты.

-  В политологии есть понятие «оппозиция», есть понятие «контрэлита». Деятельность контрэлиты не предполагает радикального переустройства сложившейся общественно-политической системы, как это декларируется, но имеет целью элементарный передел собственности и сфер влияния. Можно ли сказать, что олигархат государств Центральной Азии является знамением альтернативного развития или же это контрэлита?  В чем состоит прогрессивная роль олигархов в обществе? Почему эти люди нередко оказываются в оппозиции? Является ли олигархический статус их личной историей, либо это результат встраивания в некий, не ими сформированный ландшафт? - такими вопросами обозначил  повестку модератор заседания – старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН Игорь Савин.

 

Генезис «по доверенности»

 

Анализируя генезис олигархата в Центральной Азии, независимый эксперт по региону, политолог Аркадий Дубнов обратил внимание на различные исходные условия формирования олигархических групп в России и государствах региона. 

Он напомнил, что понятие «олигархат» в том смысле, как оно понимается нынче в российском политическом вокабуляре, появилось в середине 1990-х и по большей части связано с возникновением так называемой «семибанкирщины», инициатором которой был Борис Березовский. 

Стратегической целью группы влиятельных бизнесменов было оказание решающего давления на президента Ельцина с тем, чтобы не допустить прихода к власти коммунистов, опасность которых, как казалось, состояла в намерении пересмотреть итоги приватизации в России и лишить ее главных бенефициаров политического влияния и экономического доминирования.

- В Центральной Азии о подобном «пути в олигархи» говорить не приходится. Там не было опасности коммунистического реванша, поскольку бывшие партийные секретари власти и не теряли, они плавно пересели в кресла республиканского значения. А некоторые из них переродились в традиционных для региона баев, власть которых не подразумевает независимых от их пригляда экономических акторов, - считает А.Дубнов.

Он констатировал, что в Туркменистане и Таджикистане олигархи либо не успели сформироваться, либо, не успев нарастить мускулы, были вынуждены разоружиться перед властью.

Первый узбекский президент прямо заявил: олигархата в стране не будет. Впрочем, это не помешало формированию в республике большого числа очень состоятельных участников экономической деятельности. Но они никогда не стремились легализоваться и, тем более, обнаруживать свои политические амбиции. Нельзя считать узбекским олигархом и российского узбека Алишера Усманова, хотя его роль в экономике Узбекистана становится все более заметной, особенно после смерти Ислама Каримова.

В Киргизии, по мнению эксперта, один бизнесмен достоин считаться олигархом – экс-премьер и нынешний кандидат в президенты Омурбек Бабанов.

- Киргизская специфика такова, что делает Бабанова уникальным исключением в коллективном портрете центральноазиатского «олигархата», его бизнес выглядит достаточно автономным и не может быть одномоментно обнулен властью, - пояснил эксперт.

Особое внимание А.Дубнов уделил Казахстану, где, по его словам, олигархов достаточно для создания «казахстанской семибанкирщины». Однако всех крупных представителей казахстанского списка «Форбс» – Тимура Кулибаева, Александра Машкевича, Фаттоха Шодиева, Абиджана Ибрагимова, Булата Утемуратова, Владимира Кима и, в том числе, ныне опального Мухтара Аблязова – скорее, следует называть «олигархами по доверенности», поскольку своим состоянием они обязаны лично президенту Н.Назарбаеву. Большинство из них не стремились

играть какую-то очевидную политическую роль, тем более – оппонировать Елбасы. Исключение – М.Аблязов, которому в свое время лидер Казахстана доверил управление БТА-банком. Он реально инвестировал в создание независимых общественных структур и СМИ и даже претендовал на статус лидера оппозиционных сил Казахстана. Но сомнительные финансовые операции, в результате которых в офшорах «растворились» миллиарды долларов иностранных акционеров банка БТА, вылились в судебное преследование Аблязова не только на родине и в России, но и на Западе.

Этой историей скандальный олигарх дискредитировал не только себя, но и казахстанскую оппозицию, которая в итоге практически перестала существовать, а олигархат казахстанского происхождения так и не стал фактором общественно-политического драйва в стране, резюмировал эксперт.

 

Под флагом демократии

 

«Феномен Аблязова», вернее феномен «младоказахов» в его лице, с позиций «социальной значимости» их деятельности проанализировал старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН Андрей Грозин.

По мнению ученого, младоказахи внесли значимый вклад в слом старой экономической и финансовой системы, доставшейся в наследство Казахстану после распада СССР. И, несмотря на то, что они «потрошили» советскую экономику в корыстных целях, создавая собственные финансово-промышленные группы, объективно, их роль в строительстве «самой успешной пока в регионе экономики неоспорима», считает А.Грозин.

К заслугам перед обществом он также отнес первую значимую в Казахстане попытку организационного оформления альтернативных официальной власти  либерально-демократических сил в лице народной партии «Демократический выбор Казахстана». 

- Эта попытка была непоследовательной, поверхностной и, в конечном итоге, неудачной. Однако ни ранее, ни позднее в РК ничего сопоставимого проделать не удавалось никому, - констатировал А.Грозин.

Оценивая миссию младоказахов в социально-политических процессах независимого Казахстана, ученый высказал мнение о том, что они сыграли «значительную роль в противодействии «ползучему перевороту» Рахата Алиева». И несмотря на то, что в этой истории младоказахи выступили лишь орудием в руках других крупных казахстанских элитариев, свою роль в противостоянии «ястребам» они выполнили.

Еще более любопытным выглядит резюме А.Грозина относительно «положительных результатов» жизни и деятельности М.Аблязова в последние два десятилетия, а именно – его роль в качестве «личного врага» президента Казахстана и политической системы России.

- Длительное противостояние президента и опального олигарха много лет способствовало определенной консолидации властный элиты и даже положительно влияло на эффективность работы государственного аппарата. Во всяком случае, в его отдельных проявлениях и элементах, - резюмировал ученый.

 

«Олигархические лакуны»

 

В ходе дискуссии отмечалось, что серьезным препятствием в исследовании не только эволюции олигархата, но в целом антропологии власти в Центральной Азии, является ограниченность информационной базы.

Директор Института международных исследований МГИМО(У) Андрей Казанцев в связи с этим констатировал, что в государствах региона, особенно в тех из них, которые в меньшей степени подверглись модернизации (Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан) система власти абсолютно непрозрачна для внешних наблюдателей. Это касается не только актуальной информации, но и ретроспективной.

- В Казахстане и Кыргызстане, в отличие от соседей, ситуация в плане доступа исследователей к информации существенно лучше. Однако и там некоторые вопросы, относящиеся к ключевым внутриполитическим раскладам, скорее, доступны на уровне не всегда достоверных слухов, - констатировал эксперт.

По его мнению, закрытость определенных сфер для тех, кто в них не вхож, создает ситуацию, когда доступ исследователей и журналистов к серьезной информации по внутренней политике возможен лишь через лиц, которые в свое время входили во властную элиту, но потом этот доступ утратили.

- Именно в силу потери доступа соответствующие лица, эмигрировав за границу (особенно, на Запад), зачастую, лично заинтересованы в «сливе» всей доступной им информации. В том числе, из соображений мести. Это, по сути, единственная возможность проникнуть внутрь сетей власти, внутрь кланов, - высказал мнение эксперт.

К слову, традиционная клановая и даже семейственная структура власти, сложившаяся во многих государствах региона, обеспечивает доступ к информационным «сливам» не только отдельных опальных лиц, но также к «сливам» информации кланами, которые постоянно конкурируют друг с другом за расширение сфер влияния.

В связи с этим политолог, редактор сайта centrasia.ru. Виталий Хлюпин заметил, что, обладая доступом в Интернет и некоторыми аналитическими способностями, любой исследователь может почерпнуть достаточно информации по интересующей его теме.

Согласившись с тем, что клановая либо семейственная структура политических систем государств Центральной Азии в определенной степени может считаться некой «национальной спецификой» олигархата, он опроверг наличие в этом феномена.   

- Никакой феноменологии нет. Есть специфика, но и она давно уже описана еще советскими специалистами по Латинской Америке. Классика – формирование компрадорской буржуазии. Это чисто посредническая торговая буржуазия, которая прорастает в олигархат. Они ничего не производят, это либо банковский капитал, либо капитал, связанный с транснациональными компаниями, интересы которых они обслуживают, либо банальная откачка сырья. Это симбиоз власти и бизнеса. Соответственно весь олигархат, который, условно, «уходит в протест», это обиженные и отверженные «пасынки» одной большой семьи, - сказал В.Хлюпин.   

Он также добавил, что практически всегда отторжение властью тех или иных фигурантов есть не что иное, как результат чрезмерного фрондирования.  

- Фрондирование – форма существования олигархических группировок внутри этой самой большой семьи, им нужно не только постоянно бороться между собой, но и демонстрировать свою «оппозиционность» власти, чтобы с ними считались. В этом есть очень тонкая грань, которую легко нарушить, что они прекрасно понимают, но не прекращают этой практики. В итоге некоторые переигрывают. Те же самые  Жакиянов, Аблязов, и Кажегельдин – три главных оппозиционера Казахстана, три классических примера фрондирования, попыток договориться и получить больше и от власти, и от других группировок, - высказал мнение В.Хлюпин.

Вместе с тем редактор сайта centrasia.ru. в контексте бесконфликтного существования олигархических группировок и власти привел ряд убедительных примеров того, как олигархат может успешно рекрутироваться государством для решения деликатных стратегических задач.

Во второй части дискуссии участники обменялись мнениями о возможных изменениях расстановки олигархических групп и о потенциале влияния его их представителей в различных государствах региона. 

Продолжение следует.

 

Ольга Казанцева