Ministries

Узбекистан на пути в ЕАЭС. Первые выгоды

Написал (ла) , 0 , Категории:

11 мая текущего года состоялось большое событие для всего евразийского пространства: Узбекистан получил статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). До этого шли, как и положено, многочисленные профильные дискуссии как внутри гражданских обществ всех заинтересованных стран, так и среди политиков, – стоит или не стоит Ташкенту идти на такой шаг. Особенно активными были обсуждения среди самих узбекских экспертов. И это правильно, ведь, по сути, обсуждался вектор развития этой страны на десятилетия вперёд, причём на фоне не самой простой экономической и политической обстановки в мире.

Главным тезисом, и даже, я бы сказал, требованием, многих экспертов из Узбекистана являлась безусловная необходимость не просто номинального участия в экономическом союзе, а конкретные выгоды, которые он даст. Естественно, при этом приводились многочисленные экономические выкладки, давались прогнозы.

К тому же все знают, что в таком большом коллективном деле результатов приходится ждать достаточно долго, ну просто по объективным причинам. Хотя и сторонникам, и противникам такого проекта хотелось бы доказать свою точку зрения как можно быстрее. Однако в случае с Узбекистаном это случилось сразу, без всяких раскачек, что подтвердило на практике не только правильность выбранной руководством страны линии, но и нивелировало более ранние критические оценки и опасения. Тем более что никаких особых опасений здесь быть не может по определению, ведь как государство-наблюдатель Узбекистан лишь присматривается к ЕАЭС, делая свои внутренние расчёты на собственных «весах».

И вот теперь эти расчёты показали, что прямо сейчас между соседними соседями, Узбекистаном и Казахстаном, будут сразу на 50% снижены тарифы на железнодорожные перевозки, что даст экономикам двух стран – и, кстати, не только им одним – мгновенное облегчение. Тем более, как сказано высокими представителями Узбекистана, «после выхода из текущей санитарно-эпидемиологической ситуации». А поскольку железнодорожная система связывает большие регионы Евразии, включая даже Афганистан, то позитивные изменения в сфере логистики, транзита и грузоперевозок автоматически почувствуют на себе все партнёры этих двух стран.
Стоит вспомнить о том, что развитие этого вопроса началось ещё в феврале 2020 года, когда президент Узбекистана, как было сказано в республиканских СМИ, «поручил наладить систему, при которой контроль грузов осуществлялся бы до их прибытия на границу или после выведения продукции в свободный оборот внутри страны».

А ещё летом прошлого года Шавкат Мирзиёев заявил, что «при принятии решения по поводу вступления в ЕАЭС нужно проанализировать все вызовы». То есть все детали процесса обдумывались заранее. Таким образом, не просто результаты, а прямые и быстрые выгоды от наблюдения за процессами внутри ЕАЭС уже налицо. И это, пожалуй, самая лучшая, практическая реклама.

Узбекистан, само собой, взаимодействует не только с Казахстаном. Ближайший выход из непростой санитарно-эпидемиологической обстановки будет связан и с аналогичными расчётами на российском направлении. Уже сейчас взаимодействие с Россией позволит произвести всестороннее изучение факторов риска, а также осуществить всеобъемлющий анализ перспектив и алгоритма дальнейшего сближения Узбекистана с ЕАЭС.

В настоящее время Узбекистан испытывает необходимость в форсировании модернизации национальной экономики, и этот процесс, как представляется уже сейчас, можно обеспечить за счёт привлечения инвестиций из стран ЕАЭС. Ведь события последних месяцев в мире показали, что наибольшие гарантии при осуществлении масштабной международной деятельности могут быть получены теперь только на связях, проверенных десятилетиями. Это тем более важно, если учесть, что на ЕАЭС приходится около 75% экспорта республиканской сельскохозяйственной продукции, и этот необъятный рынок имеет дальнейшие тенденции к росту.

Понятно, что такие перспективы вызывают не только интерес, но и опасения со стороны ведущих западных стран, которые находятся в не самой лучшей фазе своего развития, имея в виду не только экономический, но и политический фактор. Евросоюз во время пандемии пострадал намного сильнее, чем ЕАЭС, тем более что страны ЕС, как известно, были практически брошены на произвол судьбы своим единым руководством.

Это тоже вызывает некоторую ревность с той стороны, поэтому нельзя исключать, что, в частности, российско-узбекские отношения и совместные евразийские проекты могут быть подвергнуты оттуда дискредитации. Но в целом это нормальное явление, так как ничего и никогда не развивалось в тепличных внешнеполитических условиях. Наоборот, мешающие обстоятельства даже придадут нашему движению вперёд дополнительную энергетику и обеспечат конкурентный дух.

Сегодня ни в коем случае нельзя оказывать на Ташкент никакого давления, включая информационное. Тем более неуместны никакие нравоучения и настоятельные рекомендации, так как на этом сложном и трудном пути он сам должен взвесить все выгоды и риски и прийти к единственному знаменателю: комплексной выгоде от обоюдного евразийского сотрудничества.

Григорий Трофимчук, эксперт-международник