Ministries

Линия жизни и линия фронта Майдана Кусаинова

Написал (ла) , 0 , Категории:

Ежегодно в преддверии Дня Победы, когда тема Великой Отечественной войны актуализируется в торжественных мероприятиях и форумах, испытываю смешанные чувства по поводу желания и невозможности видеть среди участников многих из этих событий человека, который по праву может претендовать на звание Эксперта с большой буквы. Знаю, в этот период на любое приглашение он ответит отказом. По одной лишь, но очень веской причине: на протяжении без малого 30 лет майский маршрут основателя и бессменного командира казахстанского поискового отряда «Мемориальная зона» Майдана Кусаинова неизменно пролегает в одном направлении – в Ленинградскую область, к Синявинским болотам и высотам…

 

Профессор Евразийского университета им. Л. Гумилева Майдан Кусаинов, говоря о степени самореализации в собственных жизненных ипостасях, отмечает:  

30% – это преподавательская деятельность, 70% – строительная сфера и 90% – поисковая работа.

Здесь, предвижу, требуется пояснение. За скромным определением «поисковая работа» стоит титанический труд и благороднейшая миссия, которую Майдан Комекович реализует на протяжении нескольких десятилетий в статусе руководителя созданного им поискового отряда «Мемориальная зона». Реализует без упования на лавры, потому лишь, что увековечение памяти солдат Великой войны стало его личным фронтом, его генеральной линией жизни.

…Начиналось все в далеком 1977 году, когда перед молодым специалистом-строителем встал вопрос: в каком из вузов в то время большой и единой страны продолжить образование. Выбор пал на Ленинград. Не случайно. На подступах к Городу-Герою в 1941 году сражался и был тяжело ранен его отец.

«Поезжай, не раздумывай, к твоему отъезду мы с однополчанами составим карту-схему боевых позиций 310-й стрелковой дивизии в местах, где несметно полегло наших боевых товарищей…», - таков был наказ фронтовика.  

Точкой отсчета воплощения наказа отца стал 1978 год, когда, будучи уже аспирантом Ленинградского инженерно-строительного института, Майдан Кусаинов вместе с земляками-единомышленниками предпринял первые попытки «рекогносцировки» тайн жестоких сражений за Ленинград.

– Долгие годы Синявинские болота и высоты хранили свои тайны. Но год за годом мы разгадывали их. Первой загадкой стало отсутствие братских и даже одиночных могил. Мы не могли понять, как на территории по фронту в пять километров и в глубину 6–7 километров, где шли жесточайшие бои, не было ни дивизионных, ни полковых кладбищ. Только многолетняя работа на местности и в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) СССР дала разгадку. Оказалось, здесь полегло более ста тысяч бойцов и командиров! Большинство из них не были похоронены, немногие обрели покой в братских могилах, полковых и дивизионных кладбищах, которые, впрочем, были утеряны еще в годы войны, – говорит М. Кусаинов.

В 1988 году студенческий поисковый отряд первого формирования, созданный  в то время уже преподавателем Целиноградского инженерно-строительного института Майданом Кусаиновым, начал работу по определению границ мемориальной зоны, названной позже бессмертным именем «Надежда».

Тогда на Синявинских болотах и высотах появились первые аншлаги с надписями: «Мемориальная зона. Хозяйственная деятельность запрещена», затем – памятные знаки и обелиски: «Штык», «Факел-знамя», «Звезды-журавли».

481a58ef225be147a1563f20df62a60d_i-8774.jpg«Поисковое движение, официально признанное в конце 80-х годов теперь уже прошлого века, увлекло и наш отряд… Мы решили в первую очередь вести поиск утерянных братских могил и предать земле не похороненных солдат. Ведь в траншеях, окопах, воронках и просто в болоте лежали, сидели и даже стояли десятки тысяч не похороненных бойцов и командиров Волховского фронта. Думали, что к двухтысячному году приведем в порядок былые поля сражений, но мы глубоко ошибались: работы хватит не только нашим детям, но и внукам достанется», – пишет М. Кусаинов в одной из своих книг.

Много лет назад встав в авангарде поискового движения Казахстана, Майдан Кусаинов уверенно идет к поставленной цели, подтверждая верность выбора имени, данного ему по рождению (Майдан в переводе с казахского значит «фронт» – прим. авт.), увлекая за собой таких же, как он, одержимых, неравнодушных людей.

За годы деятельности поискового отряда «Мемориальная зона» крещение в экспедициях прошли представители не одного поколения казахстанцев, для которых боевой «комбриг» служит образцом бескорыстия, мужества и чести.

В этом заявлении нет гиперболы. Есть некоторое знание того, с какими сложностями порой сопряжен благородный труд добровольцев. В наши дни, увы, нередко величие подвига героев-защитников Родины омрачается фактами вандализма, кощунства, но чаще всего – проявлениями заскорузлого безразличия, свойственного, в том числе, и представителям обширной чиновничьей братии. Из рассказов Майдана Комековича, из его книг знаю, скольких усилий стоит борьба с этим тихим злом, не менее порочным, чем деяния вандалов, охотящихся за трофеями на прахе погибших солдат.

– Однажды мне позвонила известная российская писательница Изольда Иванова и сообщила, что в мемориальной зоне планируют устроить свалку. Возмущению моему не было предела! Я сказал, что встану на пути самосвалов рука об руку с руководителем поискового отряда из Германии. Мы, сыновья солдат воевавших сторон, не допустим такого кощунства, будем стоять вместе и насмерть! В тот раз я написал письмо митрополиту Владимирскому, он меня поддержал. Но это не решение проблем, ведь ежегодно мародеры, дачники, случайные люди наносят невосполнимый ущерб мемориальной зоне. Выход один – нужен закон об охране братских могил, чтобы прах солдат никто не тревожил, – говорит Майдан Комекович.

Констатируя необходимость законодательного закрепления сохранения памяти о Великой Отечественной войне, комбриг предлагает собственную концепцию обустройства мемориальных зон, которую он неоднократно озвучивал на различных дискуссионных площадках, в том числе, на общественных слушаниях Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

– Я посчитал необходимым предложить за основу концепцию мемориальных зон, изложенную мною в книге «Мемориальная зона «Надежда». Путеводитель, исторический формуляр, справочник», которой пользуются даже иностранцы, посещающие мемориальную зону.

Прежде всего, необходимо утвердить термины, все начинается с глоссария, с четких определений. «Мемориальная зона», «историческая мемориальная зона», а еще точнее – «военно-мемориальная зона» – это не то же самое, что «комплекс», это территория более 20 квадратных километров, где в годы Великой Отечественной войны гремели сражения фронтового масштаба, решавшие стратегические задачи.

Второй предлагаемый мною термин – «исторический формуляр военно-мемориальной зоны» – описание всех сражений на этой территории с приложением подробных военных карт, схем, с привязкой их ко времени и к участкам зоны, что также сделано в моей книге-путеводителе. Без этого работать нельзя. К слову, на сегодня в зоне создан только один такой участок, который проработали мы.

Третий термин – «утерянные братские могилы» – это могилы, полковые, дивизионные кладбища, утерянные в годы войны и в послевоенное время. Они заросли лесом, кустарником, потеряли рельеф. Их около 60 в одной только мемориальной зоне «Надежда», это я установил по данным ЦАМО. Из них мы пока нашли только шесть. На это ушло восемь лет, потому что привязка к местности в основном осуществлялась сержантами, не умевшими читать карты. Найденные нами могилы привязал к местности капитан Сальков. Но и они обнаружились не сразу, методом, который я назвал «казахстанским» с использованием стереодальномера.

Пока мы обустроили лишь одну из могил, установив обелиск «Звезды-журавли», признанный ленинградцами лучшим памятником для братских могил. Металлические фрагменты везли из Казахстана в плацкартном вагоне украдкой. Иногда, чего греха таить, приходилось платить проводникам, чтобы нас не высадили. Потом на месте варили фрагменты, бетонировали основание, ставили указатели по маршрутам, обозначили высоты, за которых шли самые жестокие сражения. Все это делали студенты, чтобы родственники погибших могли прийти на могилы, возложить цветы, поплакать, помянуть родных. Мы говорим: пока слеза не упадет на землю, душа бойца не вознесется к небесам.

Но, к сожалению, и наш обелиск «Звезды-журавли» вандалы уже несколько раз прострелили, неоднократно пытались снести. Дачники его своими силами восстанавливают – закрашивают свастику, которую малюют местные неофашисты.

Для пресечения подобного кощунства необходимо создать «комендатуру мемориальной зоны», чтобы было кому охранять святыни от мародеров, от непрофессиональных поисковых отрядов, чтобы сотрудники комендатуры могли водить по мемориальной зоне экскурсии по специально разработанным исторически аргументированным маршрутам.

По моему мнению, комендатуру нужно формировать из военных и штатских сотрудников, а руководить ею должен человек, отлично знающий исторический формуляр мемориальной зоны и ее территорию.

Считаю, с этой миссией отлично справятся мои петербургские коллеги – Борис Нериновский и Евгений Ильин. Они, как никто, достойны быть первыми комендантами мемориальной зоны. Конечно же, в периоды наших ежегодных экспедиций я тоже намерен активно участвовать в работе комендатуры.

Среди других важных положений концепции – принятие решения о введении уголовной ответственности за разорение братских могил, полковых и дивизионных кладбищ на территории военно-мемориальной зоны, а также решения об обучении поисковых отрядов, действующих в ней. Это важнейший пункт! Потому что большинство экспедиций, сами того не ведая, разрушали и выносили останки с братских могил и кладбищ, которые уже были захоронены. А ведь любая религия запрещает тревожить погребенные останки.

Следующее: поисковые работы можно проводить только в зонах, обозначенных комендатурой, и под надзором ее сотрудников, чтобы предотвратить случаи кощунства.

Важным считаю также разработку предписания для комендатуры об охране утерянных братских могил, пока они находятся в этой категории, а также уже найденных, но пока еще не обустроенных. Это надо зафиксировать законодательно, в ином случае факты разорения будут иметь место и впредь.

В проекте концепции целесообразно определить рабочие группы для подготовки технического задания по проектированию военно-мемориальной зоны. Для этого нужно уточнить ее общую границу и границы отдельных участков, обозначить их на карте и на местности, - считает Майдан Кусаинов.

За годы поисковой работы отрядом найдены могилы сотен погибших бойцов, установлено расположение десятка полковых кладбищ и братских могил.

Материалы, собранные отрядом во время полевых экспедиций и в архивах, послужили основой для книг, изданных Майданом Кусаиновым.

Первая из книг серии «Тайны Синявинских болот и высот» вышла в свет в 2004 году. В нее вошли исторические очерки о боях в районе Синявино, фронтовые рассказы, заметки о работе отряда, а также первые списки погибших бойцов, чьи имена смогли установить поисковики.

Два года спустя был издан второй сборник серии, содержащий исторический формуляр Мемориальной зоны «Надежда», в котором воссоздана хроника событий, происходивших на этой территории, путеводитель, призванный помочь посетителям мемориальной зоны и фотолетопись поисковой деятельности. В приложении к изданию был опубликован список 404 имен бойцов и командиров Волховского фронта, установленных по «смертным» медальонам, а также  алфавитный список 67 поисковых отрядов, действующих на территории мемориальной зоны.

В прошлом году серия материалов о тайнах Синявинских болот и высот пополнилась третьей книгой. В новом труде, воплощенном на более чем 700 страницах, описываются фронтовые судьбы не отдельных солдат, но конкретных подразделений, ход сражений фронтового масштаба с приложением карт боевых действий, списков погибших и пропавших без вести солдат. Прилагаются карты с координатами братских могил, спешно обустраиваемых в боевой обстановке, между 1-й и 2-й линиями обороны и на переднем крае.

«На создание третьей книги «Тайны Синявинских болот и высот» вдохновили отклики и отзывы, идущие по почте из всех концов бывшего Советского Союза, от профессиональных поисковиков Москвы, Ленинграда, Витебска, Челябинска, Башкортостана, от дочерей и сыновей фронтовиков, от писателей, журналистов, от профессора из Германии, сотрудника Академии руководящих кадров Бунденсвера. В книге открыты новые разделы: «Фронтовая судьбы солдата», где в отличие от традиционных книг памяти, сайтов «ОБД-Мемориал», «Солдат.ru», дана подробная информация о фронтовой судьбе бойцов и командиров взводов, рот, батальонов, полков, дивизий. Приводится и почасовая хронология некоторых сражений, изложенная в двух графах: в левой графе красным шрифтом дается описание сражения советским офицером (из журнала боевых действий), а в правой, синим шрифтом – воспоминания о том же сражении немецкого офицера. Представлены также карты сражений, фиксирующие динамику битвы по дням и часам. Самое главное – списки безвозвратных потерь в ходе сражения по каждому полку, дивизии, вплоть до умерших в ХППГ и медсанбате.

Думаю, такое хронологическое описание сражений и фиксация судеб бойцов и командиров как на картах сражения, так и в списках безвозвратных потерь, будут одним из вариантов истинной книги памяти», - отмечает М. Кусаинов.

… Воспитанники, соратники и единомышленники Майдана Комековича называют его «комбригом». И, очевидно, моральное право к тому он заслужил сполна. Начав поисковую деятельность в конце 80-х старшим лейтенантом (по военному билету офицера запаса), за многие годы работы в архивах и изучения хода сражений в полевых условиях, он овладел тактикой и стратегией ведения боя и, по его признанию, «вжился» в войну: « Я всегда ощущал и теперь твердо воспринимаю себя комбригом именно Великой Отечественной войны и кричу, оглушенный грохотом сражения:

Дыбили землю разрывы снарядов,

Как бумага рвалась броня.

В этом пекле каждый был русским,

Хоть казахом рожден был я.

Грыз зубами горло фашиста,

В рукопашной, не помня себя,

Ярость, сдобренная русским матом,

Пробивала кольцо врага.

За детей, матерей Ленинграда,

И за то, чтобы наша взяла,

На бескрайних болотах Синявинских,

Мы крушили заслоны врага...»

 

P.S. 24 апреля 2016 года поисковый отряд «Мемориальная зона» во главе с его бессменным командиром Майданом Кусаиновым вылетает в очередную экспедицию в Санкт-Петербург. Годовщину Великой Победы поисковики встретят на Синявинских болотах и высотах. 


 

 

Автор: Ольга Казанцева [специально для портала "Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба" - www.IQ.expert]