Ministries

Иран – ЕАЭС: вектор сближения

Написал (ла) , 0 , Категории:
На минувшей неделе в ходе экспертной встречи в Саратове, организованной Информационно-аналитическим Центром «Евразия-Поволжье», Фондом поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» и НОЦ изучения стран СНГ и Балтии ИИМО СГУ им. Н.Г. Чернышевского, обсуждены перспективы развития сотрудничества между Евразийским экономическим союзом и Исламской Республикой Иран. Повестка дня дискуссионной площадки включала в себя такие актуальные аспекты, как изменение на современном этапе геополитической роли Ирана, формирование внешнего контура ЕАЭС и новой карты транспортных маршрутов с участием ИРИ, расширение гуманитарного сотрудничества. Прокомментировать эти аспекты по итогам встречи мы попросили экспертов – участников форума.

3N9A2658.jpgВиталий БЛИЗНЮК, основатель и первый руководитель «Центра иранистики и востоковедения» Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского (Саратов, Россия):

- По поводу взаимодействия Ирана с Евразийским союзом в целом должен быть комплексный и согласованный подход всех стран-участниц ЕАЭС, учитывающий интересы всех сторон. Если говорить про Россию и Иран, то наибольшие перспективы есть у сотрудничества в области развития мирного атома, в нефтегазовой сфере, в сельском хозяйстве (например, поставки российского зерна в Иран), а также в таком вопросе, как развитие биоресурсов Каспийского моря. И, кстати, если говорить в этом контексте о реке Волге, где есть осетр, есть черная икра, богатые биоресурсами воды, этот вопрос актуален для Саратова, где работает филиал Федерального Научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства, занимающегося разведением осетровых пород рыб.
В более широком формате очень важно, что у Ирана имеется серьезный опыт жизни и развития в условиях санкций. Сейчас Россия тоже попала под это бремя, и евразийская интеграция в определенной степени компенсирует санкционный эффект. Чем больше мы будем развивать евразийское сотрудничество, тем динамичнее будут развиваться наши экономика и наука. И Запад, рано или поздно, будет вынужден сотрудничать с нами.
На мой взгляд, без участия Ирана, России крайне затруднительно будет проводить эффективную политику в Центральной Азии. В этом регионе иранские интересы должны учитываться.
Поэтому необходима политическая воля и осознанный выбор власти в пользу стратегического сотрудничества и партнерства.
Помешать этому могут не столько даже внешние условия, сколько игнорирование приоритетности гуманитарного взаимодействия, в частности, по линии образования. Большая часть нынешней элиты Ирана получала образование на Западе. У нас, в России, иранских студентов теперь мало. И при сохранении такой пропорции возникнет немало проблем. Тем более что Россия сейчас начинает играть одну из ведущих ролей на Ближнем Востоке, и без Ирана на этом направлении во много раз сложнее будет действовать, принимать решения и осуществлять их. Зачастую нашей стране просто необходимо согласовывать свои действия с Ираном. И у Ирана, также, большой интерес к урегулированию ближневосточных проблем в союзе с Россией. Поэтому гуманитарная сфера крайне важна. За ней придут и контакты в экономике более высокого уровня, и все остальное, что будет сближать Иран с Евразийским союзом.
Экономика – это деньги. Но стратегическое сотрудничество нужно измерять не только в деньгах, но и в количестве обменных программ для студентов, аспирантов, преподавателей, в массовости их наполнения.
Гуманитарная сфера не может существовать без денег, но и деньги не могут существовать без гуманитарной сферы. Не только деньгами живет человек, людей сплачивают и общность целей, идей, ценностей.

3N9A2490.jpgАкбота ЖОЛДАСБЕКОВА, кандидат политических наук, профессор кафедры ЮНЕСКО Евразийского национального университета имени Льва Гумилева (Астана, Казахстан):

- В настоящее время Евразийский экономический союз выходит на переговоры с Ираном о создании зоны свободной торговли (ЗСТ). Иран является инициатором данного шага, и не скрывает, что глубина интеграции с ЕАЭС не имеет пределов. Необходимо отметить, что правила потенциальной ЗСТ между ЕАЭС и Ираном – не есть догма, они обсуждаемы. Если у сторон есть позиции, по которым необходимы исключения, это надо обговаривать. Заключение соглашения о зоне свободной торговли между Ираном и ЕАЭС окажет позитивное влияние на общий уровень межрегионального экономического сотрудничества и частично позволит реализовать транзитный потенциал Казахстана в ближневосточном направлении.
Казахстан от этого имеет прямую выгоду, благодаря нахождению в центре коммуникационных путей. Необходимо увеличивать взаимный товарооборот, который упал с момента образования Таможенного союза с 5 миллиардов долларов в 2011 году до нынешних 2,5 миллиардов. Здесь роль сыграли и общий экономический кризис, и повышение таможенных пошлин для третьих стран, к коим относится и Иран.
Поэтому иранские бизнесмены ждут от ЕАЭС в первую очередь таможенных льгот для своих экспортных товаров.
В свою очередь Иран интересен странам Евразийского союза тем, что торговое сальдо ЕАЭС и ИРИ практически всегда положительное. Для нужд 80-ти миллионной страны закупаются сельскохозяйственная продукция, металлы, товары химической промышленности, табачные изделия, лесоматериалы, автомобили, что в суммарном количестве составляют 80% денежного оборота.
В настоящее время казахстанскую сторону, думаю, должны заинтересовать технологии Ирана в области развития рыболовства, птицеводства, разведения крупного и мелкого рогатого скота.
И хотя основным партнером Ирана из ЕАЭС априори считается РФ, на которую приходится до 75% всего оборота, Казахстан должен занять и отстаивать свою долю в силу многих факторов: транспортно-логистических, инвестиционных, ментальных.
Уже сейчас зафиксирован рост доли Казахстана в торговле с Ираном с 25% до 35%. Казахстан увеличил, и должен далее увеличивать экспорт пшеницы, ячменя, подсолнечника, овса, семян льна. Продукция из нелегированной стали также находят свое место на рынке ИРИ.
И здесь вновь необходимо отметить огромную значимость новой железной дороги из РК в ИРИ, позволившей Казахстану облегчить путь в страны Персидского залива, избегая морских путей.
Без этого железнодорожного пути не обойтись, если ИРИ намерена активно идти на сближение с ЕАЭС. Открытие маршрута решает вопрос с обеспечением Ирана зерновыми культурами, урожайность которых в республике падает из-за климатических условий, а импорт должен ежегодно расти на 10-15%.
Для Казахстана такие прогнозы «на руку», так как страна испытывает ежегодный переизбыток сбора зерновых и решает вопрос сбыта на международной арене.
Иран чрезвычайно заинтересован в развитии транспортных и логистических коридоров с Евразийским экономическим союзом. Ведь, что такое Евразийский экономический союз? В Евразии 70% суши. Иран имеет выход как к Индийскому океану, так и к Персидскому заливу, но он также имеет выход ко «внутреннему» Каспийскому морю, через которое есть прямые пути в Казахстан и Россию. Естественно, Иран не может быть не заинтересован в этом.
В будущем, с моей точки зрения, вполне вероятно вступление Ирана в Евразийский экономический союз. Однако нв предварительных этапах взаимоотношения ИРИ и ЕАЭС будут развиваться максимально эффективно в случае, если будут решены вопросы таможенных тарифов, преодолены разногласия в банковской сфере и если будут приняты политические решения по преференциям Ирану в государствах ЕАЭС, а также по преференциям для государств ЕАЭС в Иране. Эти вопросы должны быть решены.


3N9A2524.jpgАхмад ВАХШИТЕХ, иранский журналист, докторант Российского университета дружбы народов: (Москва, Россия):

- Сейчас для максимально эффективного выстраивания этих отношений важны гуманитарные контакты. Чтобы люди в Иране, России, Казахстане, других странах Евразийского экономического союза просто лучше знали друг друга.
У многих за границей искаженное представление об Иране. И на предложение поехать туда отвечают: «Что делать в Иране? Там все закрыто, диктатура, ужасы сплошные». Многие элементарно боятся пересекать границу с Ираном.
Уверен, такое отношение нужно менять.
Что касается возможности вступления Ирана в ЕАЭС, то здесь уместно вспомнить, что в 1991 году распался СССР, и появилось 15 независимых государств. Однако теперь мы видим, как многие из них снова объединяются на новой основе в интеграционный союз, сохраняя свой суверенитет.
Иран не был частью Советского Союза, не имел таких тесных связей с Россией, как бывшие советские республики, поэтому его нет среди инициаторов создания ЕАЭС. Но при динамичном экономическом сотрудничестве Исламской Республики Иран со странами организации, я думаю – все возможно. Потому что дипломатия базируется на экономике.

Ольга Казанцева