Ministries

Казахстан-Россия. Заметка на полях

Написал (ла) , 0 , Категории:

XVI Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана в Омске – заметное событие в наших двусторонних отношениях. Прежде всего, потому, что выстраивание параметров новой казахстанской власти ещё не закончено, президент Касым-Жомарт Токаев вызывает живой интерес, и российские эксперты наблюдают за шагами этой власти по всем направлениям взаимодействия.

Также имеет значение сама тематика мероприятия, ведь региональный уровень является серьёзным резервом для усиления практической работы между двумя странами. Кроме того, в силу самого факта проведения Форума в Омске, можно надеяться на оптимизацию приграничного сотрудничества, которое должно давать практическую отдачу, прежде всего в сфере малого и среднего предпринимательства, туризма и так далее.

Наблюдателям, прежде всего, тем же российским, небезынтересно знать, чем будет отличаться политика Казахстана в период президентства Токаева и в чём это может проявиться конкретно.

К примеру, в последние годы вызывала серьёзное беспокойство идеологическая направленность некоторых проектов внутри Казахстана, с попыткой формирования общественного мнения на тему местного «голодомора», являвшегося как бы аналогией украинской версии. Не говоря уже о прямых обвинениях в адрес России, используемых некоторыми казахстанскими радикалами, связанных с «особым» характером потерь среди казахстанского населения в период общего голода 30-х гг., который на самом деле не разбирал людей по национальностям, и был одинаково страшен для всех.

В этом плане одной из главных иллюстраций является хрестоматийный, того же периода, голод в российском Поволжье, от которого Казахстан находится не так далеко. Интересно, что в этом отношении скажут исследователи из самого Омска, проведя сравнительное исследование условных приграничных потерь среди советского населения тех лет.

Было бы странно в очередной раз повторять известную истину, что указанные события являлись общей трагедией советского народа, представители которого в равной степени понесли жертвы от жёсткой экономической политики, проводимой тогда в стране, и не были направлены на уничтожение представителей конкретной национальности. Безусловно, такого рода изыскания, носят чисто политический характер, и мы вправе надеяться на изменение ситуации в этой сфере.

Но если уж говорить о минусах, то пора бы, наконец, вспомнить и о совместных плюсах, которые тысячекратно перекрывают любой негатив, подправленный чей-то «заботливой» рукой в худшую сторону. К примеру, странно, что почти никто из казахстанских учёных не вспоминает о величайшем в человеческой истории социальном пакете, которым на протяжении 70-и лет пользовались жители республики, наравне с остальными жителями СССР – бесплатной триаде: образование, здравоохранение, жильё. Об этом почему-то никто не вспоминает, хотя какой-нибудь мифический «шведский социализм» порой всплывает в качестве социально-экономических ориентиров, но жить в нём, в реальности, мало кто пробовал.

Аналогичные целенаправленные перекосы наблюдаются и в области культуры, в частности кинематографе, имея в виду выход таких фильмов как «Зулмат. Геноцид в Казахстане». Наверное, бесполезно «тупо» критиковать такого рода киноработы, так как эти оценки вряд ли остановят их производство. Достаточно будет заметить, что авторы и прокатчики берут на себя тяжелейший грех, рассказывая современному зрителю совсем не ту историю про страну, которая всех кормила практически бесплатно на протяжении почти ста лет. Такой подход к важнейшему политическому, в том числе интеграционному, вопросу может привести к тому, что казахстанцы получат реальную, а не мифическую проблему на новом историческом этапе. В данном случае, для иллюстрации, лучше всего подходит русская пословица «Не буди лиха, пока оно тихо». Даже на уровне мистики, к которой склонны, по природе, многие наши граждане, такие вещи запрещается трогать в принципе.

Если уж говорить о так называемом «голодоморе», – то я был в соответствующем украинском музее на берегу Днепра, точнее, в подземелье на этом высоком берегу. Очень хотелось, в силу экспертной тяги, найти в этой сумрачной экспозиции реальные артефакты, доказывающие намеренный измор украинцев голодом со стороны «кровожадных» русских. Но я их там так и не обнаружил. Выставленные колёса от телег, какие-то пустые ступы, тряпки, оглобли – которые в лучшем случае показывают крестьянский быт тех лет, но доказательством намеренного вымаривания населения вряд ли могут являться.

Не хотелось бы, чтобы и некоторые казахстанские коллеги пошли по тому же пути. Но они пока по нему идут, и к чему приведёт этот поход, можно только догадываться. Поэтому важно избегать производства кинофильмов, подобных тому, что упомянут выше, с упором на «геноцид казахов», так как описываемый там ход истории характеризуется существенной искажённостью, что приведёт к необоснованной радикализации населения Казахстана.

Что потом будет делать с такими настроениями сама казахстанская власть, не совсем ясно. То есть это проблема даже не для России, а в первую очередь для самого Казахстана. Хотелось бы, чтобы оценка казахстанскими специалистами событий, происходивших в СССР в 1930-х гг., носила объективный характер, и их интерпретация вела к углублению двусторонних связей РК и РФ, а не способствовала разведению обществ двух стран.

Думаю, что эти и другие вопросы должны обсуждаться российскими и казахстанскими экспертами на совместных мероприятиях, чтобы полностью очистить наши отношения от странного осадка, иногда возникающего на дне. В этом смысле имеет значение общее усиление сотрудничества Казахстана и России в культурно-гуманитарной сфере, в частности, путём заключения двусторонних договоров между вузами, что соответствует декларируемому руководством РК курсу по интеграции с членами Евразийского экономического союза, в том числе с Россией.

Надеемся, это позволит исключить возможные перекосы сознания, возникающие время от времени в наших головах. Во всяком случае, в рамках бесплатного советского образования такого не было и близко, как многие пытаются нам «напомнить».

 

 

Григорий Трофимчук, эксперт-международник