Ministries

Анатомия казахского транзита: Dream Team Елбасы

Написал (ла) , 0 , Категории:

23 мая, в Нур-Султане, пройдет экспертное заседание, посвященное перспективам российско-казахстанских отношений в посттранзитный период, организаторами которого выступают ИАЦ «Евразия-Поволжье» (г. Саратов, Россия), Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» (г. Новосибирск, Россия), Российско-казахстанский экспертный IQ-клуб и Центр «Евразийский мониторинг» (г. Нур-Султан, Казахстан).

В преддверие экспертного заседания мы продолжаем исследовать анатомию казахского транзита вместе с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ.Читайте в интервью, подготовленном специально для IQ-клуба.

Кто обеспечивает деятельность обоих президентов?

- Данияр Рахманович, как известно, в аппарат Елбасы, помимо Махмуда КАСЫМБЕКОВА, перешли другие достаточно весовые фигуры. Не утратят ли они в будущем в связи с этим перемещением свой аппаратный вес и влияние?

- Очевидно, что первоначально предполагался более активный отход Елбасы от непосредственного управления страной. Однако в настоящий момент он демонстрирует пребывание в хорошем тонусе, хотя отставка все-таки подразумевает некую большую отдаленность от государственных дел и политических процессов.

И возникает вопрос, каким все-таки образом команда Елбасы – уже не в широком понимании как политическая элита Казахстана –а именно те соратники, которые перешли с ним в его новый аппарат, будут заниматься обеспечением и представительством его интересов в высших органах власти.

Все-таки все прекрасно понимают, что период активности Елбасы может сменяться отпусками, отходом от непосредственных дел. И в этой связи очень интересна личность помощника первого президента Абая БИСЕМБАЕВА, который много лет был управляющим делами президента и, не появляясь особо на публике, стал, тем не менее,одной из наиболее влиятельных фигур в окружении Елбасы. И назначения последних месяцев демонстрировали, что его влияние на кадровую политику и процесс принятия решений в целом было достаточно высоким.

Надо отметить, что после перехода в аппарат первого президента Бисембаев стал не только помощником Елбасы, но и первым заместителем управляющего делами президента. Эта должность новая, подчиняется первый зам УДП непосредственного первому президенту и обеспечивает его деятельность. Но – как мы видим – должность управляющего занял человек из команды Бисембаева. Это означает, что на нем теперь лежит обеспечение деятельности обоих президентов. А это само по себе огромное хозяйство: резиденции, основные правительственные и парламентские здания, транспортная инфраструктура и логистика, Медцентр, курорт Боровое, организация визитов. Кроме того, в сферу его деятельности входят аппарат Совета безопасности, Ассамблея народа Казахстана и «Нур Отан».

Бисембаев в окружении Елбасы является наиболее весовой фигурой

Кроме того, выдвиженцы Бисембаева за последнее время были назначены министром и ответственным секретарем Минсельхоза. Таким образом, в настоящий момент под контролем Бисембаева, помимо структур, непосредственно обеспечивающих деятельность президентов, оказалась и аграрная сфера. Излишне, наверное, напоминать, что вопрос сельского хозяйства в Казахстане достаточно чувствителен и болезнен. Надо отметить, что за последние годы в этой сфере предлагалось множество различных госпрограмм и реформ, в том числе сопряженных с созданием агрохолдинга, которые в большинстве своем оборачивались скандалами. Минсельхоз является одной из самых коррумпированных структур в стране, что подтвердил недавний арест многолетнего главы Комитета по водным ресурсам Исламбека АБИШЕВА, который, кстати, находился в этом кресле при трех-четырех министрах.

В этой связи представляется, что президент поручил одному из ближайших соратников в лице Абая Бисембаева обеспечить подбор кадров и наблюдение за развитием Минсельхоза и его подведомственных организаций – а это и холдинг «Казагро», и агарная наука и образование. Тем более, что Бисембаев как бывший глава Продовольственной контрактной корпорации имеет немалый опыт в этой сфере.

Таким образом, можно резюмировать, что Бисембаев, по поручению Елбасы, стал «смотрящим» за рядом не просто хозяйственных, но и политических вопросов.Разумеется, наряду с другими высокопоставленными представителями госаппарата, однако Бисембаев в этом ряду представляется наиболее весовой фигурой. И его формальный уход в тень,напротив, только увеличил его влияние на текущие политические процессы.

Отмечу, что многие недооценивали Бисембаева, когда он был управляющим делами президента – все-таки привычнее было, когда этот пост занимали такие известные тяжеловесы как Булат УТЕМУРАТОВ и Сарыбай КАЛМУРЗАЕВ. Однако уход Бисембаева во вновь сформированную Канцелярию первого президента только подчеркнул его влияние в управленческой иерархии.

Очевидно, что существование аппарата первого президента определяется жизненным циклом самого президента, однако на данный момент не создается впечатления, что Нурсултан Абишевич готов отойти от дели уйти на заслуженный отдых.

Кроме того, Елбасы забрал к себе в аппарат бывшегоглаву Нацбанка Данияра АКИШЕВА – и количество структур в составе Канцелярии продолжает расти.

Елбасы мониторит ситуацию в стране через доверенных людей

- Таким образом, Елбасы практически сохраняет за собой изрядную долю своего прежнего влияния?

- Мы видим два рычага влияния Нурсултана Абишевича на текущую политическую повестку: первый – непосредственно как руководителя Совета безопасности, Ассамблеи народа Казахстан, Фонда первого президента и партии «Нур Отан», Всемирной ассоциации казахов и статуса Елбасы. Второй – мониторинг ситуации через доверенных людей.

Очевидно, что таковыми доверенными людьми являются и секретарь Совбеза – помощник президента Калмуханбет КАСЫМОВ, и председатель КНБ Карим МАСИМОВ, и министр обороны Нурлан ЕРМЕКБАЕВ, а также другие силовики и руководители центральных госорганов.

Однако при всем при этом присутствует осознание того, что второй президент может в необходимый ему момент их заменить. Безусловно, по согласованию с Елбасы, но фактически это его конституционное право.

Таким образом, мы наблюдаем, что от непосредственного руководства страной первый президент переходит к модели руководства косвенного.

Роль Токаева со временем будет увеличиваться

Предположу, что высокая активность первого президента не вызывает бурю восторга в администрации нового президента – все-таки в преддверие выборов логичнее было бы раскручивать публичный имидж Касым-Жомарта ТОКАЕВА. Тем не менее, мы видим, что Елбасы лишний раз демонстрирует, что он не просто первый президент – то есть экс-президент –а Лидер нации, который не собирается никому передавать полномочия, положенные ему согласно закрепленному Законом «О первом президенте – Елбасы» статусу.

Безусловно, из-за этого возникает некое недопонимание сути процесса транзита, протекающего в стране. Все-таки надо помнить, что в большинстве сценариев передачи власти, которые реализовывались на постсоветском пространстве, президенты практически тут же отходили от дел – так поступил и Борис ЕЛЬЦИН, и Гейдар АЛИЕВ.

Казахстан реализовывает принципиально новую модель, которую можно сравнить с переходом с поста председателя правления на позицию председателя совета директоров.

Как будет дальше развиваться модель сосуществования двух президентов – сложно сказать. Однако очевидно, что такая модель призвана, прежде всего,облегчитьадаптацию к новому статусу самому Назарбаеву.А с учетом дипломатичности Касым-Жомарта Токаева можно прогнозировать, что конфликта двух администраций не будет.

Все понимают, что в сущности Елбасы сохраняет за собой контроль над страной. Тем более что, как мы помним, главный риск, который все связывали с потенциальным транзитом, - это возможная смена курса. Так что Нурсултан Назарбаев лично на данный момент эту преемственность отражает.

Однако со временем, полагаю, роль Токаева – его администрации, его людей – будет увеличиваться. И все-таки на данный момент – а этот момент может затянуться на достаточно продолжительное время – стратегическое управление остается в руках первого президента.

Тем более, что, как я полагаю, он сохранил за собой рычаги возврата ситуации к точке отчета транзита – то есть к 19 марта.

Жанар Тулиндинова