Ministries

Тогрул ИСМАИЛ: Многовекторность турецкой политики не нравится нашим старым союзникам – США и ЕС

Написал (ла) , 0 , Категории:

5 марта в Саратове состоялось экспертное заседание «Умножение: рост межрегионального партнерства ЕАЭС через развитие транспортно-логистического потенциала Поволжья и Западного Казахстана», в ходе которого состоялся диалог деловых операторов Саратовской области с партнёрами из Центральной Азии, Турции и Ирана. Эксперты обсудили потенциал и возможности развития региона в транспортно-логистической сфере, а также роль Поволжья в качестве транспортного хаба для Центральной Азии, Турции и Ирана. По итогам заседания представитель делегации Турецкой Республики, политолог, профессор Тогрул ИСМАИЛ в интервью Российско-казахстанскому экспертному IQ-клубу поделился своим мнением о заявленной повестке мероприятия:

- Прошедшее в Саратове экспертное заседание было посвящено транспортно-логистическому потенциалу поволжского региона России. Господин Исмаил, как вы считаете, может ли Поволжье стать транспортным и логистическим хабом, который позволит интенсифицировать торговлю между Турцией, южнокавказским регионом, Россией и Казахстаном, а также другими странами Центральной Азией?

- Отмечу, что Россия представляет для Турции несомненный интерес с точки зрения развития торгово-экономического сотрудничества. Это наш сосед – хотя общей сухопутной границы у нас нет, однако наши страны граничат по морю. Также есть регионы, которые важны с точки зрения транзита.

К числу внешнеполитических приоритетов Турции относятся и страны Центральной Азии – это этнически, религиозно, культурно и исторически близкие нам братские народы. Однако непосредственной границы с Центрально-Азиатским регионом у Турции нет. Связь с центральноазиатскими государствами осуществляется через другие страны и регионы.

С этой точи зрения, я позитивно рассматриваю тот факт, что Саратовский регион, где на днях прошло экспертное заседание, формирует заявку на то, чтобы стать логистическим хабом на точке пересечения транспортных коридоров, соединяющих Север и Юг, Запад и Восток.

Поволжский регион, безусловно, интересен своим географическим и геополитическим расположением, поскольку имеет хороший потенциал развития железнодорожных и автомобильных транспортных коридоров. Кроме того здесь есть возможности транспортировки грузов по речным путям, в том числе с выходом на море – вплоть до Черного моря и Турции. Таким образом, у Саратовского региона есть большой потенциал в транспортно-логистической сфере, а у местных властей есть огромное желание его реализовать.

Турция тоже придает большое значение логистике с использованием как морских транспортных путей– наша страна окружена со всех сторон морями – таки сухопутных. Кроме того, в последние годы возросло значение железнодорожных перевозок – открытие в 2016 году транспортного коридора Баку – Тбилиси – Карс, соединившего железнодорожные сети Азербайджана, Грузии и Турции, повысило возможности для торговли для нашей страны. Отмечу, что посредством этого железнодорожного транспортного коридора, который выходит на Саратовскую область, можно наладить железнодорожные перевозки в Западно-Казахстанский регион.

Таким образом, Саратовский регион представляет интерес с точки зрения транспортировки грузов из Турции в Центральную Азию и наоборот. Этот вопрос – придание импульса и интенсификация торговли Турции и Центрально-Азиатского региона – обсуждался на прошедшем в Саратове экспертном заседании. Отмечу также, что эти проекты укладываются в логику проекта восстановления Шелкового пути и создания новых сухопутных торговых путей на евразийском континенте.

Наконец, Саратовская область и Поволжье могут стать для Турции не только транзитным регионом и логистическим хабом – но и конечным рынком сбыта турецкой продукции.

- Известно, что казахстанский президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ не раз предлагал Турции присоединиться к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Как вы оцениваете перспективность этой идеи? Может ли реализоваться, к примеру, формат зоны свободной торговли между Турцией и ЕАЭС?

- Пожелание президента Казахстана Нурсултана Абишевича, на мой взгляд, очень важно и интересно. Могу сказать, что турецкая общественность и руководство страны с большим интересом и вниманием отнеслись к этой инициативе и обсудили ее. Может быть, в перспективе такое сотрудничество может реализоваться.

Однако на данный момент Турция является кандидатом в члены Европейского союза (ЕС), а также входит в Таможенный союз с ЕС. В связи с этим прогнозировать, что Турция может присоединиться к евразийскому интеграционному проекту – рановато.

Отмечу также, что в настоящий момент сам Евразийский экономический союз находится на начальном этапе своего развития– перспективы этого интеграционного объединения для турецкой общественности и научно-экспертной среды пока не совсем ясны. При этом в Турции с интересом следят за становлением ЕАЭС.

- Как бы вы оценили уровень торгового и экономического сотрудничества Турции и странами ЕАЭС на нынешнем этапе?

- Торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами хоть и развивается, однако в целом, на мой взгляд,находится на невысоком уровне, совершенно не соответствуя имеющимся у наших стран возможностям.

Напомню, что до политического кризиса в отношениях между Турцией и Россией в 2015-2016 годах, Турция экспортировала в Россию товаров на сумму 6 млрд долларов, а экспортировала продукцию – в основном энергоресурсы, природный газ и нефть - более чем на 25 млрд долларов. Таким образом, торговый баланс складывался не в пользу Турции – отрицательное торговое сальдо составляло около 20 млрд долларов.

Отмечу также, что россияне составляют значительную часть туристического потока в Турцию – ежегодно около пяти миллионов российских туристов посещают нашу страну. Однако если в посткризисный период российские туристы в среднем тратили в течение недели 800 долларов, то сегодня этот показатель снизился до 600 долларов. Если сравнить с тем, сколько турецкой экономике приносят туристы из арабских стран – в среднем арабские туристы тратят около 4 тыс. долларов в неделю –разница очевидна.

Повторюсь, что важное значение для Турции играет культурно-гуманитарное и политическое сотрудничество с Казахстаном и Кыргызстаном, с которыми турецкий народ объединяют общие исторические и культурные корни. Однако торговой оборот между нашими странами оставляет желать лучшего. Торговля с Беларусью также находится на мизерном уровне. С Арменией у нас отсутствуют и дипломатические отношения, и взаимная торговля.

- Нельзя не упомянуть, что Турция является также активным инвестором в Центральной Азии - турецкий бизнес представлен и в Казахстане, и в Кыргызстане в строительной и транспортной сфере, в финансовом секторе, в ритейле и легкой промышленности…

- Перспективы, действительно, большие. Однако некоторые ограничения на развитие торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества между Турцией и странами Центральной Азии налагают политические моменты. Казахстан, Кыргызстан и другие страны Центральной Азии относительно недавно обрели независимость и находятся на стадии становления своей экономической и политической системы.

В этой связи мне хотелось бы отметить инициативы казахстанского президента, который оперирует не только экономическими категориями, но и культурными и историческими ценностями. Я вижу в этом выражение стремления Казахстана стать полноценным, равноправным и сильным государством-членом мирового сообщества. В это же время отмечу, что это сложный многоэтапный процесс.

С другой стороны надо отметить, что Турция, которая долгое время интегрировалась с Европой и с Западом, развивала экономические связи главным образом с этими регионами, сейчас пересмотрела свои приоритеты. Сейчас у Турции новый взгляд и новое видение своего будущего, которые подразумевают многовекторность как в экономике, так и в политике. И надо отметить, что эта многовекторность турецкой политики не нравится нашим старым союзникам – США и Европейскому союзу.Однако у Турции свои цели – она стремится стать сильным региональным государством.И с учетом этого фактора ее интерес к Центрально-Азиатскому региону, стремление интенсифицировать сотрудничество с ним, будет поддерживаться на достаточно высоком уровне.

- Вы неоднократно отмечали культурно-историческую и этническую близость Турции и тюркоязычных стран Центральной Азии, входящих в ЕАЭС – Казахстана и Кыргызстан. Сегодня страны ЕАЭС испытывают давление в связи с обострившимся геополитическим противостоянием и санкционными войнами между Россией и так называемым коллективным Западом. Каков, на ваш взгляд,оптимальный выбор в этой ситуации для Казахстана и Кыргызстана - сохранение нейтралитета и политики многовекторности, союзническая политическая поддержка России или дистанцирование от проблем своего партнёра по ЕАЭС?

- Отношения между Россией и США – это, действительно, очень деликатный вопрос. Как специалист-международник, который с интересом следит за процессами в евразийском регионе, могу отметить, что Казахстан и другие страны, входящие в ЕАЭС, в данной ситуации ведут себя очень корректно и правильно. С одной стороны они поддерживают своего союзника Россию, с другой – ведут самостоятельную внешнюю политику, соблюдая дистанцию в определенных вопросах, которые являются спорными с точки зрения норм международного права. Позицию, избранную Казахстаном, я бы назвал чрезвычайно корректной. И Кыргызстан, на мой взгляд, следует за повесткой Казахстана.

Надо, на мой взгляд, иметь в виду один момент: когда Россия пошла на обострение отношений с Западом в украинском вопросе, не думаю, что она консультировалась со своими союзниками по Евразийскому экономическом союзу.

Кроме того, надо учитывать, что ЕАЭС – это не политическое образование, а экономическое. Поэтому та политика, которая ведется Казахстаном, Кыргызстаном и другими членами ЕАЭС, на мой взгляд, очень разумна.

Напомню, что в ходе процесса формирования Евразийского экономического союза президент Казахстана Нурсултан Абишевич делал упор именно на независимость и гарантии суверенитета стран-членов интеграционного объединения. Очевидно, что именно благодаря усилиям казахстанского президента экономика стала основой ЕАЭС.

Для меня очевидно, что Казахстан и другие члены ЕАЭС могут вести многовекторную политику, отвечающую, прежде всего, их национальным интересам. ЕЭАС – насколько я понимаю и вижу – это экономический союз равноправных суверенных государств. Естественно, что любое государство, входящее в этот союз, имеет право вести свою самостоятельную внешнюю политику. Поэтому критика действий Казахстана не совсем понятна. В международной политике нет маленьких и больших государств – есть равноправные государства-члены мирового сообщества.

Жанар Тулиндинова