Ministries

Кайнар КАПАНОВ: Для того, чтобы интегрироваться необходимо сначала навести порядок у себя в доме

Написал (ла) , 0 , Категории:

17 января в Уральске прошел круглый стол на тему «Новые механизмы приграничного сотрудничества: повестка 2019», участники которого, эксперты, представители вузов, государственных органов и СМИ, обсудили перспективы научно-экспертного и общественно-политическое сотрудничество Западно-Казахстанской и Саратовской областей в 2019 году. Итоги дискуссии мы обсудили с казахстанским политологом, кандидатом исторических наук, профессором Кайнаром КАПАНОВЫМ:

- Кайнар Хисметович, выступая на круглом столе, вы раскрыли тему институциональной интеграции. Есть ли у стран-участниц Евразийского экономического союза условия для интеграции на этом уровне?

- Для начала отмечу, что интеграция – это процесс взаимного переплетения и сращивания национальных хозяйств. Региональная интеграция представляет собой модель сознательного и активного участия группы стран в процессе стратификации мира, обусловленной глобализацией. Важнейшим элементом региональной интеграции является идея об общей будущей судьбе народов. По сути, интеграция – это мечта и действующий проект одновременно.

Евразийские рынки исторически были всегда связаны между собой, имелся всегда большой спрос на широкий ассортимент товаров местного производства. Связи наши наработаны веками, конечно, можно попробовать китайский, арабский, иранский… вектор, но есть ли смысл? Ведь очевидно, что это совершенно другие миры, с другими правилами игры, с другим менталитетом и философией жизни, с другим образом жизни.

Региональные межгосударственные союзы, интеграционной направленности появились в 50-х годах XX в. Почему мы не смогли осмыслить и спрогнозировать этот процесс? Великие люди тоже имеют право на ошибку. В cоветское время был перепев старой ленинской догмы: Соединенные Штаты Европы либо невозможны, либо реакционны. Интеграционные объединения в Западной Европе трактовались как порождение сугубо политические, не имеющие ни объективной основы, ни перспективы. Слово «интеграция» применительно к этим объединениям писалось в СССР не иначе как в иронических кавычках. Ученые знали, что западные исследователи под интеграцией понимали, главным образом, поэтапное устранение дискриминации хозяйствующих субъектов-нерезидентов и нивелирование экономической роли государственных границ. Вчерашняя официальная твердолобость аукается до сих пор. По словам известного специалиста С. Караганова, в Москве невозможно провести научную конференцию по проблемам интеграции. На всю Россию найдется пятьдесят специалистов, которые разбираются в процессах мировой интеграции. У нас, естественно, на порядок меньше. Сейчас углубленное знание процесса мировой интеграции диктуется временем, а понимание сути интеграционных процессов позволяет адекватно ориентироваться в выборе стратегии сотрудничества, приемлемой для нашей страны и региона в целом.

- Что, на ваш взгляд, служит препятствием для интеграции национальных экономик в рамках ЕАЭС, а также на двустороннем треке – России и Казахстана? Какие интеграционные модели могли бы послужить образцом для наших стран?

- Мировой опыт убедительно свидетельствует, что экономическое интегрирование невозможно между аграрно-сырьевыми национальными хозяйствами, не между теми, которые освоили первые ступени индустриализации. Такие экономики не столько взаимно дополняют друг друга, сколько конкурируют, отталкивая друг друга. Надо иметь в виду и то, что у бедных стран интеграция не получается из-за низкой покупательной способности населения. Например, в Польшу вложили 67 млрд евро, чтобы поднять ее до среднеевропейского уровня, в бывшую ГДР сотни миллиардов, вступление Турции в ЕС обойдется европейцам в 28 млрд евро в год. Как мы знаем, экономические выгоды интеграции – положительный эффект от специализации – очевидный, но их реализация в политической плоскости требует от сторон договоренности относительно национального раздела этих выгод. Более того, некоторые шаги, вероятно, способны вызвать раздор, поскольку они скорее похожи на враждебные со стороны соответствующих стран попытки поглощения.

Попытки трансграничных слияний по собственной инициативе компаний часто провоцируют экономический национализм, несовместимый с подлинным партнерством. Кстати, Р. Шуман, один из основателей ЕЭС писал о послевоенной Западной Европе: «…счастливая или несчастная судьба одного народа не может оставить все другие народы равнодушными. Думающий европеец уже не может позволить себе макиавелеевской радости по поводу неудачи соседа: у нас общая судьба. Удачи или неудачи соседей касаются нас всех». Этот важнейший принцип должен быть универсальным.

Присутствует также «подражание» - осознанное и неосознанное – моделей ЕС, как самой успешной интегрированной группировки. Конечно, следует обратить взоры и на НАФТА, где процесс интеграции успешно шел «снизу вверх»: межкорпоративные связи, а потом межгосударственные соглашения. Канада считает, что участие в НАФТА позволило ей более тесно приобщиться к выпуску наукоемкой продукции, она блокировалась с Мексикой при отстаивании своих интересов.

- Хотя ЕАЭС насчитывает пять стран-участниц, все-таки Казахстану и России принадлежит стержневая роль в продвижении евразийской интеграции. Имеется ли, на ваш взгляд, в двух странах единство в оценке перспектив евразийского интеграционного объединения?

- Без сомнения, взаимодействие между Россией и Казахстаном всегда было одним из ключевых факторов, определяющих ход интеграционных процессов на пространстве СНГ. В этой связи стоит вспомнить мнение А. Бовина, который говорил, что отношение с Казахстаном для России важнее, чем отношения с США. Прав и М. Ремизов с выводом: Казахстан является не ставкой во внешнеполитической игре, а фактором внутренней геополитики России. Попросту говоря, - ее целостности. Напомню, что институциональная интеграция – это совместная политика, а, значит, надо всегда договариваться. Но не забывать совет известного дипломата о том, что партнерство, чтобы было равноправным и взаимовыгодным, нужно иметь внутренний ресурс, потому что, если вы слабы, вас всегда будут обманывать, теснить, угнетать. Вывод очевиден. Необходимо иметь современную экономику, постоянно повышать уровень развития социально-культурной сферы. Конечно, проблемы внешней политики тесно связаны с состоянием внутренней политики. У Казахстана политика должна быть многовекторной, у России тоже.

Еще одно замечание. Кадровый голод особо ощутим в этой сфере. Раз Казахстан был инициатором интеграционных процессов, то он должен был обеспечить и интеллектуальное сопровождение. А это значит, подготовить суперспециалистов, разбирающихся в процессах мировой интеграции. В вузах готовить студентов по специальности «интегратор».

Я бы отметил следующие препятствия на пути формирований интеграционных группировок на постсоветском пространстве. Дезинтеграции подверглись не только межгосударственные экономические связи, но и экономические связи внутри стран. Например, если сейчас в Казахстане национальный рынок? Каковы хозяйственные связи между регионами? С точки зрения структурных факторов, дезинтеграция вызвана архаизацией и примитивизацией экономик наших стран. Многие страны пережили «своеобразный трагический транзит в Средневековье». Господство сырьевых отраслей также ограничивает масштабы возможной взаимной интеграции. Не менее важным является дефицит доверия в отношениях между предпринимателями стран ЕАЭС.

Как правило, страны невысокого уровня развития слабо интегрируются друг с другом. Однако главным препятствием к сотрудничеству является не столько уровень, сколько тип развития. Из мирового опыта известно, что действительно, локомотивом трансграничного взаимодействия выступает обрабатывающая промышленность, располагающая разветвленной сетью прямых и обратных отраслевых и межотраслевых связей. Нам мешает то, что с советских времен, большинство предприятий имеют замкнутый цикл (имеют все от литейки до сборки). Во всех постсоветских экономиках обрабатывающие отрасли находятся в упадке. Имеют избыток трудовых ресурсов, испытывают дефицит капитала и отличаются сравнительно низким уровнем технологического развития. Главной формой экономического взаимодействия ЕАЭС является торговля.

Главные факторы, способствующие интеграции должны стать институциональной трансформацией в самих странах. Иначе говоря, для того, чтобы интегрироваться необходимо «навести порядок у себя в доме». Если этот порядок будет наведен еще до того, как «развеется» сложившийся в годы политического единства потенциал общего языка, общих символов, коммуникаций и правовых систем, то интеграция получит дополнительный импульс. В противном случае, усилия стран по созданию условий для углубления интеграции окажутся безрезультативными.

Беседовала Жанар Тулиндинова