Ministries

Эксперт: Главный барьер на пути интеграции – конфронтация России с Западом

Написал (ла) , 0 , Категории:


Противостояние России с Западом «рикошетит» по Казахстану. При этом негативные эффекты конфронтации проявляются не только в сфере экономического взаимодействия, но также во многом способствуют изменению восприятия казахстанцами образа России. В этих условиях для обоих государств актуализируется непростая задача совершенствования внешнеполитического курса, пересмотра акцентов в информационной и идеологической сферах, считает казахстанский политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ.

- Султанбек, вчера на очередном заседании IQ-Клуба в Астане, на котором рассматривались вопросы инфраструктурной и технологической модернизации евразийского пространства, вы высказали озабоченность по поводу того, как влияют на взаимоотношения России и Казахстана, а также на процесс евразийской интеграции, «геополитические обстоятельства». Очевидно, они заслуживают быть акцентированными еще раз…

- Да, сегодня, на мой взгляд, российско-казахстанская интеграция, цементирующая собой интеграционные процессы в рамках Евразийского экономического союза, во многом замедляется и осложняется не только и не столько из-за несовершенства системы государственного управления в обеих странах, которые приводят к непредсказуемым «зигзагам» во взаимной торговле, особенно приграничной.

Главный барьер на пути интеграции – конфронтация России с Западом. Она рикошетом бьет по Казахстану, который в представлении западного истеблишмента является основным геополитическим союзником Российской Федерации. Арест части активов казахстанского Национального фонда, ограничение, введенное Соединенными Штатами на импорт некоторых товаров из Казахстана, – это все те же экономические инструменты давления на нашу страну, использование которых, конечно, не может нравиться казахстанской политической и бизнес-элите, что практически одно и тоже.

В этих условиях закономерно зреет недовольство: борьба России за свои геополитические интересы, будь то Донбасс или же Сирия – это «не наша война», ввязываться в драку с Западом Казахстан не намерен.

Но, к сожалению, этого не понимают отдельные представители российской политической элиты и общественности, которые, приведу недавний пример, расценили нейтральное голосование Казахстана по проекту российской резолюции по Сирии в Совбезе ООН чуть ли не как предательство.

Подобное непонимание несет в себе мощный заряд негатива и отчуждения для наших стран и сообществ, что вызывает беспокойство.

Российские официальные круги почему-то уверены, что казахстанцы безусловно и массово поддерживают Россию и ее внешнюю политику. На самом деле, этот вопрос нуждается в детальном исследовании, и примитивным опросом на тему «Нравиться ли вам Владимир Путин?» в такой работе нельзя ограничиваться. В связи с этим актуализируется другая проблема – недостаточное внимание представителей российских экспертных и научных кругов к Казахстану.

Не исключаю, что результаты более глубоких «раскопок» могут оказаться шокирующими. Но даже если выяснится, что в большинстве своем рядовые граждане Казахстана с симпатией относятся к России и к совместным интеграционным проектам, в политическом плане это не будет играть значимой роли, поскольку внешнюю политику страны и векторы ее развития определяет не народ, а действующая властная элита и тот молодой истеблишмент, который постепенно приходит ей на смену, а также бизнес-сообщество и интеллигенция, которые представляют наиболее активную часть гражданского общества.

Несложно догадаться, на чьей стороне окажутся симпатии предпринимателей, ведущих бизнес с Евросоюзом и США, а также молодых элитариев, многие из которых получили образование на Западе.

Думаю, в этом контексте уместно еще раз привести тезис, который часто цитируют эксперты: «В своей политике в регионе Россия делает ставку исключительно на действующие политические режимы, предпочитая работать с ними, а не с гражданским обществом. Отсюда же и почти полное игнорирование того потенциала «мягкой силы», которым она пока обладает в регионе». То есть, обжегшись на Украине, Кремль пока как французская династия Бурбонов «ничего не забыл и ничего не понял».

- На этом фоне очевиден рост националистических настроений. Насколько существенно этот фактор способен, по вашему мнению, осложнить российско-казахстанскую интеграцию?

- В постсоветских обществах «националистические настроения» – явление логичное. И, к сожалению, сегодня они имеют ярко выраженный привкус русофобии. Казахстан в этом смысле не исключение.

Способны ли эти настроения осложнить российско-казахстанскую интеграцию?

Да, безусловно, тем более что для апологетов национализма не существует объективных прагматических выгод от интеграции.

Националисты категорически не приемлют любые формы взаимодействия с Российской Федерацией, даже те, которые продиктованы соображениями национальной и коллективной безопасности.

Но здесь, сказав «а», необходимо сказать и «б», а именно – признать, что сильнейшим катализатором русофобских настроений в казахстанском обществе является русский национализм, проявления которого не подвергаются адекватному осуждению со стороны официальной российской власти.

Не секрет, например, что неоднократные оскорбительные высказывания Владимира Жириновского в адрес Казахстана, его «прожекты», затрагивающие вопрос территориальной целостности республики, вызывают негодование в казахском социуме. Однако осуждающей реакции на официальном уровне на эти эскапады никогда не следовало, что давало прекрасный повод для очередной волны спекуляций об имперских устремлениях Кремля.

Можно, конечно, относиться к российскому политику как к клоуну. Однако напомню: этот «клоун» неизменно занимает третьи места в президентских выборных кампаниях, за него стабильно голосуют миллионы российских граждан. И это невольно наводит на мысль о мотивированности опасений по поводу того, что агрессивная антиказахстанская риторика имеет массовую поддержку в российском обществе, что не может не сказаться отрицательно на доверительности наших отношений.

- Трудно не заметить, что поток взаимных упреков и претензий особенно активно набирает массу в последнее время. На днях казахстанский эксперт Досым Сатпаев и вовсе заявил о том, что Россия и Казахстан находятся в состоянии информационной войны. Он же в своих публикациях настойчиво проводит мысль о нецелесообразности участия Казахстана в Евразийском экономическом союзе. Какова ваша позиция по этому поводу?

- Что касается информационной войны, то, на мой взгляд, известный казахстанский эксперт преднамеренно сгущает краски. Да, есть волна антиказахстанских публикаций, имеющих к тому же фейковый, недостоверный характер, но их появление не имеет характер политического заказа. Просто редакции СМИ решили привлечь внимание читательской аудитории новой жареной темой, вместо поднадоевших украинской и американской тематик. Это не политика, это бизнес, так сказать…

А неизбежность интеграции России и Казахстана объективно обусловлена многими факторами. Это, во-первых, самая протяженная в мире сухопутная граница двух государств и огромный потенциал приграничного сотрудничества, не реализовать который было бы преступлением. Это и общие задачи по модернизации национальных экономик.

Важный объединяющий фактор – членство обоих государств в основных военно-политических и экономических организациях, созданных и получивших развитие на постсоветском пространстве (Содружество независимых государств, Организация Договора о коллективной безопасности, Евразийский экономический союз, Шанхайская организация сотрудничества).

Безусловно, нельзя игнорировать и общие задачи по укреплению региональной безопасности, совместному противодействию угрозам религиозного экстремизма и международного терроризма.

И наконец – историко-культурная общность народов, населяющих наши страны, во многом общее информационное пространство, близость менталитетов и миллионы невидимых нитей родства и дружбы между гражданами обоих государств.

Объективно и участие Казахстана в Евразийском экономическом союзе: в силу своего географического расположения республика играет роль связующего моста между Европой и Азией, между Россией, Китаем и среднеазиатскими республиками.

И если Россия с учетом факторов экономического и политического характера является наиболее мощным игроком в ЕАЭС, так сказать, локомотивом евразийской интеграции, от которого зависит очень многое, то Казахстан – это душа Евразийского союза, ведь именно его президенту принадлежит инициатива создания объединения.

Однако нужно понимать, что, продвигая интеграционные процессы, игнорировать политические факторы не удастся, поскольку интеграция – комплексное понятие. Поэтому перед политическими элитами обоих государств в современных реалиях актуализируется нелегкая задача совершенствования внешнеполитического курса, пересмотра акцентов в информационной и идеологической сферах. Без этого мы будем напоминать персонажей известной басни Крылова, которые так и не смогли выработать общий алгоритм взаимодействия.


Беседовала Ольга Казанцева

Фото Юрий Аршинов


Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.