Ministries

Ключ к решению иранских проблем - развитие межрегионального диалога Ирана и ЕАЭС

Написал (ла) , 0 , Категории:

- Григорий Павлович, что Вы думаете о протестах в Иране?

Главная тема экспертного обсуждения на сломе 2017-2018 – массовые протесты в Иране. Я эту проблему не комментировал, так всё сказал ещё в 2006 году в опубликованном докладе, с говорящим, исчерпывающим названием «Иран – точка невозврата России». Кстати, сами иранцы тогда, при обсуждении возможности его перевода, прикидывали, как наиболее адекватно и коротко перевести слово «невозврат», которое и в русском-то языке почти не встречается, но смысл которого ясен.

Также в целом ряде интервью, вплоть до сегодняшнего дня, я говорил о том, что произойдёт, если США и их ближайшие западные партнёры выйдут непосредственно на берег Каспийского моря за счёт переформатирования хотя бы одной из стран каспийской «пятёрки» – прежде всего, Ирана. Мгновенно изменится вся военно-политическая и транспортная конфигурация в смежных регионах: от Центральной Азии через Каспий и Кавказ, вплоть до Чёрного моря. Все вялотекущие договорённости внутри «пятёрки» по разделу акватории в таком случае можно будет просто закрыть. Не говоря уже о Китае, который потеряет всю южную часть экономического пояса Шёлкового пути.

- Судя по информационному полю, целые группы влияния пытаются впечатление, что власть в Иране доживает чуть ли не последние дни.

– На данный момент западные специалисты в информационной сфере пробуют вставить Иран в нужную раму, получая первичное преимущество, вне всякой зависимости от того, что происходит внутри самого Ирана. Чтобы на следующих этапах работать уже на созданной психологической базе, когда весь мир будет убеждён в том, что чуть ли не вся страна восстала «против режима аятолл».

Я не сторонник шаблонного утверждения, что якобы во всём и всегда, включая иранскую дестабилизацию, виновата Америка, со своим уже надоевшим, по чужим текстам, «печеньем». Это далеко не так. Просто западные специалисты грамотно используют то, чего у нас нет. Прежде всего, у нас нет никакой пропаганды, а есть её слабая тень, так называемая информационная война, которой занимаются сами чиновники, ничего в этом не понимая и, соответственно, не имея понятия о том, кого привлекать к работе из своих, отечественных специалистов. Поэтому, судя по картине событий, и в России, и в Иране этой темой, за редким исключением, занимаются, по должности, случайные люди, а все остальные просто выполняют распоряжения чиновников.

Это видно, в частности, по постоянному и бессмысленному страху насчёт так называемых «цветных революций». Западным специалистам такой испуг на руку, они понимают, что наших псевдоспециалистов можно напугать практически на пустом месте, и с удовольствием регистрируют свой очередной успех.

Поэтому Западу не надо предпринимать никаких особых усилий, чтобы раскачать в нужную сторону информационное поле вокруг таких стран как Россия, Иран или Турция (в данном случае, чтобы изменить, например, ситуацию вокруг Сирии) двумя-тремя профессионалами своего дела, которых слушаются чиновники, а не наоборот. С подключением тысяч простых исполнителей по всему миру, которые будут делать то, что им скажут.

– Что следует предпринять, чтобы попытаться изменить ход событий?

– Иран сейчас плотно обкладывается нужными Вашингтону информационными слоями. Он должен отвечать на происходящее даже не просто теми же самыми информационно-пропагандистскими методами, – а более сильными интеллектуальными решениями. Чтобы креатив ответа перевешивал уровень информационного удара по Ирану.

Но этого не происходит. Вся методика ответа иранских властей не выходит за чисто силовое поле, а также привычные обвинения в сторону США, что в принципе не имеет позитивной перспективы. Таким путём можно погасить конфликт на коротком, тактическом отрезке, но на большее рассчитывать нельзя, тем более что наступающая сторона только того и ждёт, чтобы – после резких действий Тегерана в сторону протестующих, с появлением неизбежных и многочисленных жертв – перейти на новый информационный уровень влияния на обстановку.

По указанным причинам ни сами иранские, ни российские (как номинально союзные) СМИ в текущей обстановке никак не задействованы, если не считать формальных комментариев о ходе событий, ожидаемых заявлений и стандартных угроз. А в России – вообще длинные новогодние праздники, хотя «железо» надо ковать прямо сейчас.

То есть, информационное оружие тех, на кого напали, просто лежит в стороне, хотя именно сейчас оно должно работать с максимальной нагрузкой. Так как потом им в принципе будет поздно пользоваться, и останется только одна возможность: воевать в прямом смысле этого слова, причём уже без всякой надежды на победу. Если изнутри подорвут Иран, если изнутри подорвут Турцию, то в таком случае Кавказу придётся сдаваться.

Ещё немаловажный и тонкий, по понятным причинам, для России, аспект. Всем ясно, что после длительного периода западных санкций в Иране имеются серьёзные социальные и экономические проблемы. Обходить стороной эту тему не рекомендуется, так как в противном случае, в случае замалчивания этого факта, внешнее информационно-политическое давление на страну будет только расти.

Но просто констатировать этот факт – будет и мало, и неправильно, тем более в стиле, что «у нас всё хорошо». Надо принимать оперативные меры по фактическому, зримому улучшению жизни миллионов иранцев. То есть, включать торгово-экономические механизмы, которые могут быть введены в действие достаточно быстро. Например, это организация межрегионального сотрудничества между российскими и иранскими территориями – причём, ни в коем случае не за счёт россиян и бюджета РФ, а исключительно на взаимовыгодной основе в рамках Евразийского экономического союза.

Скорость запуска такого сотрудничества не должна зависеть от динамики протестов в Иране, которые, как известно, были и в 2009, и в 2011 гг. Даже в случае подавления массового недовольства это будет лишь очередная пауза, после которой уровень следующего удара по власти автоматически вырастет. Поэтому включать взаимообразные возможности среднего и малого бизнеса в России и Иране надо прямо сейчас, начав, территориально, не с самых удалённых друг от друга регионов. Из оптимальных российских субъектов для такой деятельности это, к примеру, Саратовская или Волгоградская области. Западные регионы Казахстана также должны активно вовлекаться в данный тренд

- Только ли для одной России важна стабильность Ирана?

- Естественно, не только одна Россия могла бы запустить такой механизм, так как существует Евразийский экономический союз (ЕАЭС), а внутри него есть Казахстан, Армения и др. Но именно Москва должна трезво понимать, чем угрожает именно ей переформатирование Ирана, включая и сирийский вопрос. К примеру, Азербайджану, работающему с Ираном в рамках проекта «Север-Юг», дестабилизация огромного южного соседа тоже совсем ни к чему. Но Баку, как представляется, всё-таки надеется выжить и даже усилить свой потенциал, если в Тегеране случится непоправимое. То же самое с Туркменистаном. И в этом отличие российской оценки происходящего.

В плане усиления межрегионального российско-иранского хозяйственного сотрудничества даже сам Вашингтон ничего не сможет возразить, так как всегда подчёркивает, что выступает за повышение уровня жизни населения, иранского в частности. В России имеются не только регионы, готовые торговать со своими иранскими партнёрами, но и профильная продукция, за счёт которой можно добиться и фактического, и имиджевого изменения обстановки в протестных провинциях. Именно с них и надо начинать. В этом случае официальные российские и иранские СМИ, не знающие, чем заняться в такой сложный час, найдут наилучшее применение.

Ольга Казанцева

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов»