Ministries

Эксперт: «Благодаря зоне свободной торговли с Вьетнамом ЕАЭС приобрел новое качество»

Написал (ла) , 0 , Категории:

В преддверии очередного саммита лидеров стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества Фонд поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» совместно с информационным агентством REGNUM проведут в Москве круглый стол на тему «АТЭС-2017. Курс на Вьетнам». О том, почему в контексте крупного международного форума особое внимание уделяется именно этой стране, «IQ» рассказал председатель Экспертного совета ФПНИ «Мастерская евразийских идей» Григорий ТРОФИМЧУК.

 

 

- Григорий Павлович, повестка приуроченной к саммиту АТЭС экспертной встречи достаточно обширна и предполагает рассмотрение многих аспектов взаимодействия с Вьетнамом. Почему в контексте предстоящего форума вы сочли необходимым уделить особое внимание именно этому государству Азиатско-Тихоокеанского региона?

 

- Вьетнам – не просто один из партнеров России в ключевом Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наши двусторонние отношения носят характер всеобъемлющего стратегического партнерства. Более того: на недавней встрече в Москве президентов Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам Владимир Путин предложил усилить и статус нашей исторической дружбы, назвав ее «особой». Имея в виду, в том числе и тот факт, что в 2019 году будет отмечаться 25-летие установления дипломатических отношений между нашими странами.

Наконец, эксклюзивное внимание Вьетнаму уделяется еще и потому, что именно эта страна будет принимать саммит АТЭС-2017. И в этом статусе Вьетнам выглядит уже совсем иначе, нежели в привычном для многих и во многом стереотипном статусе «регионального государства». Это статус страны, по многим параметрам имеющей право претендовать на геополитическую роль.

Кстати, сегодня многие удивляются, когда не видят СРВ среди стран «Большой двадцатки», поскольку уверены: он там должен быть уже давно.

 

- При этом Вьетнам стал первой страной, с которой Евразийский экономический союз оформил соглашение о зоне свободной торговли. По-вашему, этот факт – воплощение «исторической ностальгии» или же он обусловлен экономической/геополитической прагматикой?

 

- Полагаю, ностальгия в российско-вьетнамских отношениях будет присутствовать всегда. И это очень хорошо, так как позволяет нам вместе не только многое помнить, но и использовать прочную базу дружбы для движения вперед уже в новом качестве. Именно это и связывает советско-вьетнамские и российско-вьетнамские отношения, которые остались, к счастью, на своем месте после утраты СССР.

За счет того, что Вьетнам с 2017 года начал полноценную и полновесную работу в зоне свободной торговли ЕАЭС, и сам Евразийский экономический союз приобрел новое качество, развернув плечи до Юго-Восточной Азии – одной из ключевых территорий на современной карте мира. И теперь нам всем вместе, включая, естественно, Казахстан и других партнеров по ЕАЭС, необходимо воплотить это преимущество на практике, в полной мере воспользовавшись ресурсом партнерства с Вьетнамом.

Экономика в данном случае имеет приоритетное и важнейшее значение. И пора понять: Вьетнам – не только красивая страна, очень привлекательная для туризма. За счет вьетнамской «преференции» в ЕАЭС мы должны повысить эффективность всех наших экономик, в том числе имея в виду уход от проблем, связанных с непрерывными экономическими кризисами.

Вьетнам многогранен и огромен во многих отношениях. Он открыт и готов к любым предложениям в сфере экономики и финансов, и очень мобилен во всех смыслах.

Что касается геополитики, то еще раз подчеркну: на Юго-Восточной Азии сходится слишком много «нервных окончаний», регион имеет важное геополитическое значение. Достаточно вспомнить о транспортном (в том числе по перевозке сырья) коридоре, который проходит здесь.

В пользу потенциальной успешности партнерства с Вьетнамом приведу еще один интересный факт: по неофициальной статистике, вьетнамцы – один из трех народов мира, обладающих наивысшей степенью сопротивляемости по отношению к самым сложным проблемам и вызовам.

 

- Тем не менее, очень многие до сих пор воспринимают Вьетнам «рудиментарно». В их понимании это аграрная страна, не обладающая какими-либо весомыми ресурсами для экономического прорыва. Насколько такой образ соответствует реалиям? Какие направления взаимодействия с Вьетнамом видятся наиболее перспективными с позиций не только России, но и ЕАЭС?

 

- Безусловно, у СРВ сохранились хорошие показатели в области развития сельского хозяйства. Страна производит в промышленных масштабах большой набор продукции. Один из новых брендов – вьетнамский кофе, попробовав который, многие признаются, что до этого они «не пили кофе вообще».

Вьетнамская промышленность активно осваивает новые сферы и ниши.

Если говорить об активности в инвестиционном плане, то Вьетнам – один из лидеров в мире, что напрямую влияет на рост ВВП страны, рекордный на фоне общемирового спада.

К слову, СРВ активно работает не только с Россией, два его основных экономических партнера – КНР и США.

Вьетнам готов развивать любые направления сотрудничества, которые имеют хорошие перспективы, не говоря уже о таких традиционных для страны отраслях, как, например, легкая промышленность, производство электроники.

Уже сейчас мы можем развивать совместные проекты в сфере малого и среднего бизнеса в рамках межрегионального сотрудничества. Для этого созданы все условия: вьетнамские провинции готовы взаимодействовать с регионами стран-членов ЕАЭС, зарабатывать деньги.

Повторюсь: главный ресурс Вьетнама – его люди, которые готовы работать много и качественно, только предлагайте совместные проекты.


Ольга Казанцева