Ministries

Леонид Гусев: «Не думаю, что на встрече в Астане стороны придут к устраивающему всех решению по Сирии»

Написал (ла) , 0 , Категории:

В будущем году Астана, очевидно, станет площадкой для переговоров всех заинтересованных сторон по урегулированию ситуации в Сирии. Мнением о перспективах этого процесса в контексте актуальных геополитических трендов с «IQ» поделился  старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ Леонид Гусев.

 

- Леонид, готовность Астаны принять на себя посредническую миссию в политическом урегулировании сирийского конфликта констатировали и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, и президент России Владимир Путин. Как следует из заявлений на высшем уровне, целью переговоров должен стать выход на конкретные договоренности по Сирии. На ваш взгляд, каковы перспективы у этой инициативы?

 

- Сам по себе факт готовности Казахстана выступить медиатором в мирном урегулировании сирийского конфликта, безусловно, достоин уважения. Тем более что Нурсултан Назарбаев обладает солидным и эффективным опытом примирения конфликтующих сторон.

Однако в контексте Сирии к теме нужно подходить очень аккуратно, поскольку в этом конфликте задействовано значительное число как внутренних, так и внешних сил, преследующих собственные интересы.

Сколько уже было таких встреч по инициативе и России, и Соединенных Штатов, европейские партнеры к ним подключались, Иран, Саудовская Аравия, некоторые соседние страны по региону, естественно, Турция. И многократно мы были свидетелями того, что соглашения, которые подписывались сторонами, не соблюдались, поскольку клубок интересов слишком запутан и противоречив.

Ситуация остается чрезвычайно сложной.

Можно попробовать на территории Казахстана встретиться и что-то обсудить, но я не испытываю особого оптимизма по поводу того, что стороны придут к какому-то удовлетворяющему всех решению. Да, они выдвинут новые идеи, новые инициативы, но, в конечном итоге, будут ли они выполняться – большой вопрос.

 

- В Казахстане тема участия в урегулировании сирийского конфликта неоднозначно воспринимается общественностью. Мнение о том, что республике не стоит «ввязываться» в процесс, который якобы не затрагивает ее интересов напрямую, достаточно активно отстаивается в публичных выступлениях и в социальных сетях. Сторонники такой позиции, как правило, говорят и о преувеличении угрозы распространения деятельности международных террористов на территории Центральной Азии…

 

- Необоснованный оптимизм. Недооценивать эту угрозу нельзя, с учетом того,  какая ситуация складывается в различных странах Центральной Азии в последние годы. Особенно в государствах, граничащих с Афганистаном. В этом смысле был очень напряженным 2015 год, когда в провинциях и уездах ИРА на границе с  Таджикистаном и Туркменистаном имели место мощные боевые столкновения, а также попытки боевиков прорваться на территорию, в частности, Туркменистана. Более того, террористические акты и попытки дестабилизации обстановки уже случались и в Казахстане, который принято считать оплотом стабильности.

Да, безусловно, это единичные проявления угрозы, которые властям удавалось пресекать. Но это лишь подтверждает: угроза реальна, игнорировать ее нельзя.  Уверен, работать в направлении укрепления безопасности и на территории Казахстана, и на территории остальных государств Центральной Азии необходимо через инструменты ОДКБ и ШОС, потому что практически все страны региона, в той или иной степени, вовлечены в деятельность этих организаций.

 

- В контексте угрозы терроризма актуализируется и проблема неконтролируемой миграции, возможности направления потоков беженцев в государства Центральной Азии. Насколько реальны прогнозы относительно того, что регион по настоянию ООН вынужден будет принимать беженцев из Сирии и африканских государств?

 

- Не думаю, что значительное число беженцев поедет в Казахстан или в другие государства Центральной Азии, если они не хотят жить ни в странах Восточной Европы, ни в Турции.

Я был недавно в Польше, в Румынии, никаких беженцев там и близко нет. В общении с коллегами – научными деятелями и военными экспертами – подтвердилась информация о том, что, по большому счету, беженцы стремятся  только в три страны – в Германию, Францию и Великобританию. Из этих трех стран наиболее привлекательной выглядит Германия, конечно, где очень щедрые пособия, высокий уровень жизни и так далее.

К тому же, европейские политики сами подогревают ситуацию «безумной толерантностью». Поэтому, конечно, Центральная Азия – не «объект устремлений» для беженцев. Добровольно они туда не поедут, это точно.

 

- Но, тем не менее, в Европе побочный эффект «безумной толерантности» уже очевиден: терпение граждан принимающей стороны и их энтузиазм по поводу миграционной политики исчерпывается …

 

- Да, это уже очевидно. В Германии, во Франции люди живо реагируют на официальную миграционную политику, несмотря на активную пропаганду и давление, оказываемое на общественное сознание. И реакция эта крайне отрицательная.

Недавние выборы в Австрии показали, что кандидату от Партии свободы не хватило минимального количества голосов, чтобы стать президентом страны. Но в 2017 году грядут также президентские выборы во Франции, выборы в Бундестаг в ФРГ. И ситуация в этих странах примерно такая же.

Возможно, Национальный фронт во Франции во главе с Марин Ле Пен не придет к власти, но то, что он получит очень много голосов, сомнений не вызывает.

Показательно и то, что представитель Социалистической партии, действующий президент Франсуа Олланд отказался баллотироваться на пост президента. Это подтверждение того, что он совершенно не уверен в своих силах, ему нечего сказать избирателям.

В Германии уверенно набирает вес партия Альтернатива для Германии. В земельные органы власти ее представители получают проходные баллы.

Все эти тренды создают предпосылки для серьезных трансформаций привычного «облика» Европы.

Почему Европейский союз многим не нравится? Потому что Брюссель навязывает  государствам стереотипы и «ценности», которые должны приниматься безоговорочно. Но у каждого государства Евросоюза есть и свои интересы, свое видение ситуации. И когда давление доходит до абсурда, начинается обратный эффект. Особенно это касается тех стран, где большое количество мигрантов, где особенно сильны требования создавать для них комфортные условия в ущерб интересам граждан-резидентов. Да, это можно терпеть какое-то время и в каких-то пределах, но когда требования переходят границы здравого смысла, люди начинают возмущаться, и это приводит к негативным последствиям.

К сожалению, противоречия будут лишь усугубляться. Поэтому, возвращаясь к исходной теме, повторюсь: процесс урегулирования столь сложного сирийского конфликта, который вышел на глобальный уровень, однозначно, не будет простым…