Ministries

Юрий Аршинов: «Преимущества и недостатки евразийской интеграции непосредственно проявляются именно в приграничье»

Написал (ла) , 0 , Категории:

Тема приграничного сотрудничества Казахстана и России – один из акцентов состоявшегося 30 ноября в Астане V заседания Казахстанско-российского IQ-Клуба. В дискуссии по этому вопросу эксперты отмечали, что в сопредельных регионах двух государств содержатся значительные, но пока еще невостребованные резервы двустороннего социально-экономического диалога. Какие именно? Мнением на этот счет с «IQ» поделился заместитель директора Научно-образовательного центра изучения стран СНГ и Балтии Института истории и международных отношений Саратовского госуниверситета им Н.Г. Чернышевского Юрий Аршинов.


- На заседании IQ-Клуба в Астане именно вы, Юрий, актуализировали тему «скрытых» резервов приграничного сотрудничества. В официальной статистике эта тема всегда описывается в мажорных тонах, но с позиций региона складывается несколько иное ее восприятие. В чем причина?

 

- В приграничье действительно сосредоточен наибольший потенциал экономического и социального взаимодействия между нашими странами. Это факт, обусловленный рядом объективных предпосылок.

И для России, и для Казахстана актуальность темы невозможно переоценить.

Во-первых, потому, что государства обладают общей границей огромной протяженности: линия сухопутной границы составляет 7 600 километров, плюс морская граница – 85,8 километра.

Во-вторых, приграничные регионы всегда были важной составляющей в развитии двустороннего сотрудничества, но их роль и значение существенно повышаются  в контексте создания Евразийского экономического союза. И в настоящее время именно в приграничье непосредственно проявляются и преимущества, и существующие на сегодня недостатки евразийской интеграции.

 

- В чем именно они состоят?

 

- На мой взгляд, главная проблема – существенные диспропорции, сложившиеся  в приграничном сотрудничестве по причине разницы в социально-экономическом статусе конкретных регионов.   

Ну, например, такая иллюстрация: с российской стороны с партнерами из Казахстана активнее всего работают Татарстан, Свердловская, Челябинская, Оренбургская области. Объем торговли каждого из этих российских регионов с Казахстаном превышает 1 млрд. долларов.

Со стороны соседей наиболее прочные связи с субъектами Российской Федерации у Западно-Казахстанской, Северо-Казахстанской областей  и Астаны.

В то же время, отношения сопредельных территорий с Саратовской и Волгоградской областью, Алтайским краем, Новосибирской областью остаются значительно менее развитыми. Не в полной мере используется и потенциал Самарской области.

И, что любопытно, решения, принятые на последнем Форуме межрегионального сотрудничества, который состоялся в этом году в Астане, закладывают  магистральные проекты в рамках развития внутреннего контура ЕАЭС, опять же, с задействованием лидеров роста.

Так, в рамках сопряжения ЕАЭС и ЭПШП грузовой железнодорожный поток пойдет через Транссиб, пассажирский через проектируемую высокоскоростную магистраль Москва-Казань-Астана-Пекин. Автомобильные перевозки – через границу ЗКО и Оренбургской области.

 

- То есть, «аутсайдеры», назовем их так, ими и останутся? Как изменить ситуацию? Что, по вашему мнению, нужно предпринять, чтобы устранить эти диспропорции? Возможно, дело в несовершенстве законодательной базы?

 

-  Законодательная база – не главный аспект. В настоящее время между приграничными регионами России и Казахстана подписано свыше 70 соглашений, направленных на устранение препятствий для движения товаров и услуг, на поощрение взаимных инвестиций, взаимодействие в гуманитарной области,  регулирование миграционных процессов и так далее. Эти договоры и соглашения  юридически закрепили сотрудничество практически между всеми приграничными регионами, создали необходимую правовую основу для развития сотрудничества. В теории.

Но, что мы имеем в реальности?

На заседании в Астане отмечалось: если «ногами пройти» нашу протяженную границу, несложно убедиться в отсутствии элементарных коммуникаций – нормальных автомобильных дорог, региональных авиалиний и так далее. Поэтому начинать нужно с создания инфраструктуры и улучшения социально-экономической ситуации в приграничных регионах.

Простой пример из жизни: по роду деятельности нам часто приходится бывать в Казахстане. И каждый раз в Астану из Саратова мы добираемся через Москву. Потому что прямых рейсов ни в Астану, ни в приграничные с Саратовской областью центры Казахстана не существует. В тот же соседний с нами Уральск добраться – проблема!

В связи с этим, думаю, было бы логично проводить форумы межрегионального сотрудничества России и Казахстана, в которых традиционно участвуют первые лица двух государств, не в регионах с максимальным уровнем сотрудничества, но в тех субъектах, где негативное влияние социально-экономических факторов особенно ощутимо. Например, в Саратове или в Волгограде.

Это позволило бы вывести диалог о приграничном сотрудничестве на новый уровень, подготовить и запустить совместные проекты и дать импульс решению конкретных общих проблем.  

По нашему мнению, Министерство экономического развития России может способствовать разработке и утверждению отдельных программ приграничного сотрудничества в каждом регионе России, граничащем с Казахстаном.

Если такая программа будет содержать перечень конкретных мероприятий, ответственных исполнителей, измеряемые результаты, четкие сроки реализации, то приграничное сотрудничество получит гораздо более детализированное наполнение, будет функционировать при полном учете всего потенциала, пока еще не задействованного сторонами в достаточной степени.

Не менее важным аспектом раскрытия возможностей внутреннего контура ЕАЭС является диалог между гражданскими обществами РФ и РК, углубление  социального партнерства, развитие гражданских инициатив.

Пока можно констатировать, что социальная адаптация российских и казахстанских регионов в рамках Евразийского экономического союза происходит слабо.

 

- Говоря об этом, вы привели на заседании в Астане некоторые данные социологических исследований, которые, мягко говоря, удивили. Думаю, стоит их озвучить для более широкой аудитории…

 

- Да, в рамках работы над проектом «Социальное измерение перспектив евразийской интеграции в контексте развития евразийской интеграции» в июле 2015 года нами был проведен социологический опрос в шести приграничных регионах Саратовской области, итоги которого продемонстрировали низкую осведомленность населения о Евразийском экономическом союзе.

Так, например, 33% опрошенных признались, что впервые слышат об объединении. Что-то слышали, но не осведомлены подробно 40%. И только 26% респондентов с уверенностью сказали о том, что им хорошо известно о ЕАЭС.

Достаточно низко оцениваются результаты работы Союза. Большинство респондентов (39%) считают, что некоторые результаты деятельности организации есть, но их слишком мало.

При этом, правда, внушает оптимизм, что оценка дальнейшей деятельности Евразийского экономического союза позитивна, хотя значимые результаты ожидаются в долгосрочном периоде. Так, две трети опрошенных (58%) считают, что ЕАЭС все-таки станет влиятельным международным объединением в ближайшие 10 лет.

 

- Вы уже упомянули о роли гражданского общества в развитии межгосударственной кооперации. Но, очевидно, в этом сегменте особо стоит  выделить потенциал  экспертного сообщества?

 

- Совершенно верно. Кстати, наши исследования показали, что в региональном измерении экспертная составляющая ориентирована сугубо на познание местных проблем. При этом повестка, предлагаемая экспертами, даже на этом уровне не всегда увязана с осознанием социальных ожиданий населения. А экспертная компонента в ЕАЭС пока еще не соответствует задачам содействия развитию интеграционного объединения. С учетом того, что функционирование Евразийского экономического союза вовлекает регионы государств-участников в более интенсивное взаимодействие, только проведение совместных исследований на регулярной основе способно таргетировать евразийское экспертное движение в оптимальном направлении.

На мой взгляд, перед научным и экспертным сообществом наших государств стоят задачи выработки эффективной методики анализа социального измерения евразийской интеграции в приграничных районах – мониторинг потребностей общества, их восприятий интеграционных процессов.

Также развитие новых форм сетевого экспертного сотрудничества позволит предоставить качественную и доступную информацию об открывающихся возможностях, изменениях в законодательстве, условиях ведения бизнеса, получения социальных льгот и гарантий в сфере образования, медицинского обслуживания в каждом из государств и регионов ЕАЭС, и в первую очередь – в приграничье.

Роль лидеров гражданского общества России и Казахстана – найти резервы роста и содействовать развитию социально-значимых проектов, способных вывести межрегиональное взаимодействие на новый уровень.

В этом контексте такие масштабные инфраструктурные проекты, как ЭКСПО-2017 в Астане, Универсиада-2017 в Алматы, а также подготовка и проведение ЧМ-2018 в России, должны быть использованы для генерации гражданских инициатив и инициатив от бизнес-сообщества.